Объектив 04.04.2017 Что отдал Лукашенко за экономические уступки России?


О российско-белорусском топливном конфликте Лукашенко оптимистично говорил еще в октябре. Заявления о том, что стороны якобы в шаге от компромисса, звучали уже неоднократно.

«Договоренности с Россией о поставках энергоносителей должны быть достигнуты в течение двух дней», — говорил тогда глава Беларуси.

Точка, запятая, снова точка

С тех пор прошло не два дня, а почти семь месяцев не слишком удачных переговоров, а в общей сложности конфликта уже более года. И вот теперь якобы уже точно ставят точку.

Долг будет рэфинансирован, ожидается и восстановление объемов поставок нефти в Беларусь.

«Есть какая-то общая формула, но стороны могут очень по-разному видеть о чем же именно они договорились. И в каких-то конкретных вопросах может возникнуть какое-то противоречие. Пока что похоже, что какой-то компромисс достигнут», — отметил политолог Андрей Егоров.

Но многие из экспертов ситуацию видят совершенно по-другому

«Тема нефтегазовая Беларусью принята в формате российском. То есть сначала долг, а после только в 2018-2019 году скидка. И Лукашенко это все принял. То есть просто позиции Лукашенко сдал», — полагает российский политолог Андрей Суздальцев.

Сдал ли и другие позиции?

Особое внимание, как заявил Лукашенко, вчера отвели вопросам безопасности. Эксперты не исключают, что речь о более четкой геополитической лояльности Беларуси.

«Сегодня Лукашенко не имеет никаких там асов в рукавах, чтобы играть с Москвой. У него есть только то, чтобы приехать что-то попросить и должен дать что-то взамен. Взамен будут российские военные базы. Я думаю, что это дело первых нескольких месяцев, максимально может до полугода», — уверен журналист издания «Rzeczpospolita» Руслан Шошин.

О независимости нужно было думать 20 лет назад

Фон последних договоренностей, подчеркивает Руслан, — обострение отношений России с НАТО. И роль Беларуси, как члена ОДКБ, здесь вполне определена. Сам же Лукашенко при всех попытках играть на два политических фронта, реально делать это не в состоянии. Ведь западные финансовые структуры требуют реальных реформ, к тому же трудно сохранять картинку «либерализации» для Европы при брутальном разгоне мирных акций. Одновременно диалог с восточными партнерами идти на равных не может.

«Это 100 миллиардов долларов за последние 20 лет. Когда он брал эти деньги в поддержку от Москвы, то надо было думать о независимости тогда», — подчеркнул Шошин.

О Беларуси, а, особенно, о задолженности Минска, Путин явно забывать не собирается. А финансовая зависимость явно диктует и политические условия.

Татьяна Реут/ИЧ, «Белсат», фота: kremlin.ru

Смотрите также
Комментарии