БелАЗ работает с перебоями

БелАЗ – гордость отечественного автопрома – начинает работать с перебоями. Причина – низкий спрос на продукцию. Куда государственный гигант не смог продать грузовики и почему флагманы машиностроения показывают все худшие результаты?

25 января конвейер БелАЗа остановиться. Решение гендиректора опубликовал телеграмм-канале NEXTA:

«В связи с низким покупательским спросом на рынках СНГ и дальнего зарубежья на автотехнику ОАО «БелАЗ», […] а также с целью более рационального использования финансовых, материальных, топливно-энергетических ресурсов […] объявить 25 января Днем простоя».

Ранее правительство разрешило заводу отсрочить выплаты в Фонд национального развития. Конец года производитель самых больших грузовиков на свете встретил не в лучшей форме. По сравнению с 2018-м и серединой 2019-го производство БелАЗов упало вдвое – до 40 машин в месяц.

«Речь идет прежде всего про российский рынок. Все другие также «прогнулись», но российский – был главным. Это был единственный рынок, на который у нас целые четверть века была надежда», – объясняет экономист Александр Ярошук.

Именно в Россию БелАЗ поставляет две трети своих машин. Цены на железо и медь растут, горнодобывающие компании активно покупают оборудование, но не обязательно БелАЗы.

«При разработке глубоких горизонтов все чаще колесный транспорт заменяют транспортом конвейерным. В настоящее время созданы высокопроизводительные конвейерные линии», – рассказывает профессор Московского государственного горного университета Андрей Валуев.

БелАЗ, выпускающий каждый третий карьерный самосвал на свете, – не единственный государственный гигант, который переживает спад. В прошлом году падал экспорт белорусских тракторов, доходов «Гомсельмаша» не хватало, чтобы расплатиться с долгами, а МАЗ отработал с убытками пятый год подряд. Директоров всех трех госпредприятий отправили в отставку.

«Те предприятия, которые за двадцать лет ничего не сделали, чтобы ввести современный менеджмент, привлечь международное финансирование, современную систему отчетности, хорошие кадры для управления, столкнутся с большими проблемами. Даже если там поменять всех директоров на всех министров – принципиально ничего не изменится», – убежден директор Исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

Убыточные компании – это хроническая проблема белорусской экономической модели. По статистике, озвученной порталом banki24.by, 11 месяцев прошлого года закончило с убытками каждое пятое предприятие, а низкодоходных было больше половины.

«Эти предприятия управляются, как в СССР. Какое-то там правительство, какой-то президент получает наши с вами деньги, а МАЗ, БелАЗ, «Гомсельмаш» держит как какой-то детский садик, который этими деньгами нужно подкармливать. Это свидетельствует, что такая система управления не работает», – убежден Ярослав Романчук.

А работает система, где предприятия отделены от государства и руководствуются правилами рынка, говорит экономист.

К реформам Минск может мотивировать сокращение российских нефтяных субсидий. По мнению Ярослава Романчука, денег на поддержку госгинантов в этом году будет значительно меньше.

Александр Папко/МВ, «Белсат»

Смотрите также