Объектив 21.12.2017 БелаАЭС: говорили – «не так страшно», сейчас – «это серьезно»


Что объединяет белорусскую будущую атомную станцию ​​в Островце и повышение почти в тысячу раз радиационного фона в некоторых селах Челябинской области после утечки в конце сентября рутения?

После фиксации западными институтами зараженного облака над Европой «Росатом» молчал два месяца. Через федеральные телеканалы ситуацию старались задобрить. «То, что случилось, – не радиоактивный выброс, а информационный вброс», утверждал телеканал «Россия-1».

«Росатом» строит и будет обслуживать БелАЭС

Проект уже отметился десятком инцидентов, несколькими смертями и падением корпуса реактора.

«Весь предыдущий опыт показывает, что если что-то происходит, то сначала от это полностью отрекаются, потом, когда происходит какое-то давление общественности, экспертов и т.д., постепенно начинают на шаг отступать, признают сначала вот это – «ну, да, было, но это не так страшн ». Потом – «ну, да, это было серьезно», – говорит Андрей Аллахвердов из ядерного проекта «Greenpeace» Центральной и Восточной Европы.

«Уже сейчас можно сказать, что развитие и переход Беларуси к 2050-му году на возобновляемую энергетику, с полным отказом от атомной, вполне возможен. Также с экономической и технической точки зрения. Единственное, что этому мешает – это политическое решение о строительстве Островецкой АЭС», – констатирует Анастасия Дорофеева, председатель партии «Зеленые».

Решение ставит Беларусь в еще большую зависимость от России

Власти Беларуси в начале строительства станции делали ставку на продажу энергии в страны Балтии и Польшу. Которые, однако, сейчас декларируют отказ от грязной энергии и защиту рынка ЕС.

«Все более маловероятно, что Островец сможет продавать энергию на Запад. Шансы на это приближаются к нулю. Вопрос в том, почему строительство продолжается? Ведь Беларуси не нужно столько энергии. Для России здесь двойная выгода. Потому что они строят атомную станцию ​​в Беларуси. Беларусь берет на себя экологические и финансовые риски. В то же время, Россия сможет диктовать цены на энергию из Островца», – подытоживает Ян Говеркамп.

Белорусская сторона опровергает стратегическое планирование

Сегодня, отвечая на вопрос об экспорте энергии с будущей БелАЭС, руководитель Белэнерго ответил, что эту проблему будут решать после введения станции в эксплуатацию.

Лола Буриева, «Белсат», фото: Vasily Fedosenko / Reuters / Forum

Смотрите также
Комментарии