Активистки «Движения матерей 328» начали голодовку

Елена Кузьмина борется за сокращение срока для своего сына: 26-летний Кирилл Дорис отбыл три из четырнадцати лет заключения. Женщина убеждена, что к нему и к детям других матерей несправедливо применена четвертая часть статьи 328 о Незаконном обороте наркотиков, совершенным организованной группой.

«Сегодня – пять лет нашему движению матерей. И пять лет мы ходим, обиваем пороги депутатов, чиновников – и все бессмысленно. Руководители меняются, а проблема не решается», – говорит Елена.

Елена Кузьмина заявляет, что поэтому была вынуждена начать голодовку.

«Бороться не с наркоманами, а с наркотиками призывают активистки Движения матерей 328. Это и есть главное требование голодовки».

На четырнадцать лет осужден сын еще одной голодающей, Аллы Берналь. Женщины говорят, что добиваются не только досрочного освобождения своих детей, но прежде всего – решения проблемы наркомании в Беларуси.

«Вот наши дети сидят такие сроки – во имя чего, когда везде вот эта «невыясненная личность»? – говорит Алла.
«Было бы не так обидно, если бы посадили детей – и наркотики закончились. А выходит, что наша страна боролась не с наркотиками, а с наркоманами», – продолжает Елена.

Материнское движение 328 объединяет около двухсот пятидесяти женщин, чьи дети в юношеском возрасте отбывают наказание сроками 10-20 лет. Многие пришли поддержать голодающих матерей, чтобы вместе заступиться за детей.

«Когда он отсидел свой срок – восемь ему дали – и восемь раз подряд ему добавляют. Это можно сидеть пожизненно – и таких очень много. Из-за того, что паутину увидят или пыль на тумбочке, им добавляют. Где это видано?!», – говорит Елена, подруга матери-голодающей.

«Я расплакалась, когда мой старший сын получил от младшего сына письмо, и там он пишет, что у меня просто кости, обтянутые кожей. Я даже сам на себя не могу смотреть в зеркало…», – говорит Инна Джумова, мать заключенного Антона Джумова.

Матерей-голодающих поддерживают также женщины, чьи дети уже освобождены.

«То, что происходит сегодня в стране – это уничтожение варварским способом нашей нации. Нельзя уничтожать собственный народ», – заявляет Людмила Жданович, мать освобожденного Алексея Ждановича.
«Сейчас идет президентская кампания, определены кандидаты: кроме Александра Григорьевича, еще четыре кандидата, и хочется, чтобы они обратили внимание, что здесь голодают матери», – говорит лидер движения Лариса Жигарь.

Требование смягчить главную, четвертую часть статьи 328 – об обороте и производстве наркотиков в составе организованной группы – вопрос резонный и решаемый, говорит опытный в теме общественный активист.

«Бороться надо. Сейчас они действуют в рамках закона, так как голодовка не предусматривает наказания. Но я думаю, что матери дозреют до того, чтобы не считаться ни с чем и идти против власти в открытую», – говорит активист кампании «Наш дом» Валерий Щукин.

Активистки движения организовывали две голодовки протеста в 2018-2019 годах. Так они добились снижения минимального срока заключения на два года, а также – амнистии для осужденных по статье 328.

Галина Абакунчик/ОГ, «Белсат»

Смотрите также