На «Гродно-Азот» остановили политические увольнения

Только в минских медицинских учреждениях не хватает 1000 медсестер и 835 врачей. Из-за политических увольнений и трудовой эмиграции кадровый голод в системе здравоохранения усугубился примерно на 15%. Однако политический режим только усиливает кампанию увольнения диссидентов из госструктур и предприятий. Крайний срок — канун запланированного на февраль 2022 года Конституционного референдума. Как государство содействует занятости?

Смотрите сюжет в нашем видео:

Сотрудники «Гродно-Азота» одни из первых испытали политические увольнения. Потому что они были одними из первых, кто вышел на протест. Милиция и КГБ внесли в списки на увольнение всех, кого идентифицировали с помощью видео или социальных сетей.

Представитель «Рабочего движения» Юрий Равовой говорит:

«Уже теперь понятно, после разговора с людьми, которые попали в эти списки, что люди готовы идти до конца. Что они не будут требовать, чтобы их не увольняли. Они хотят, чтобы из тюрем вернули политзаключенных именно из их предприятий».

По данным источников «Белсата» и других независимых СМИ, все государственные организации и учреждения получили от КГБ списки граждан, которых государство хочет лишить права на трудоустройство. В среднем увольняют около 20% рабочих.

Политолог Алесь Папко говорит:

«Увольнениями занимаются службы внутренней безопасности или лица – заместители начальника службы внутренней безопасности. Эта позиция появилась в 2021 году в большинстве государственных структур Беларуси».

Согласно официальной статистике, дефицит кадров начинается в ряде секторов экономики, а также в медицине и образовании. Только в столице дефицит врачей за 11 месяцев в году увеличился на 11%, медсестер – на 17%. Есть вакансии для 780 инженеров, 665 поваров. Недостаточно продавцов, преподавателей и так далее.

Политолог Андрей Егоров успокаивает:

«В Беларуси очень большой частный сектор, куда могут пойти люди и люди с такими компетенциями. Что ж, существует такая динамика, что некоторых людей могут уволить, но они могут получить работу во другом месте после того, как эти чистки закончатся».

Лукашенко открыто возглавляет кампанию увольнения из нелояльных ему людей. Встречи с активистами регионов начинаются с опроса местного руководства КГБ:

«Думаю, у нас здесь не будет никаких неожиданных моментов», — говорит сотрудник КГБ по Могилевской области.

Лукашенко предупреждает:

«Мы самоуспокоились. Чтобы этого не произошло сейчас … что нам не пришлось снова бегать по улицам с автоматами»…

Лукашенко требует тихой реакции общества на результаты февральского Конституционного референдума. Политические чистки проводятся и среди «своих». Сегодня посыпались с должностей чиновники Министерства иностранный дел.

«Хочу вас предупредить о невозможности какой-то штукатурки внешнеполитического ведомства».

Задача и дедлайн ставятся перед так называемыми правоохранительными органами. Инициативе BYPOL сообщает, что только в центральном аппарате УВД с почти тысячи человек уволят половину.

Но есть места, где мы видим движение назад. Это предприятия, на которые введены санкции и подсчитываются убытки.

«Чтобы не закрывать предприятия, попавшие под санкции, и где нарушена не одна схема обхода санкций, эти увольнения приостанавливаются. Именно это и происходит сейчас на «Гродно-Азоте», – сказал Юрий Рававый.

Таким образом, санкции – эффективный рычаг воздействия на репрессивный режим. В этом году в малом масштабе. В следующем – в полную силу.

Юлия Тельпук, «Белсат»

Падпісвайся на telegram Белсату

Смотрите также