22-гадовы бортправаднік загінуў, ратуючы пасажыраў з полымя. ФОТА+ВІДЭА


Максім Маісееў. Фота з сацсетак

Сцюард Максім Маісееў ахвяраваў сабою дзеля ратавання пасажыраў авіялайнера «Sukhoi Superjet 100» кампаніі «Аэрафлот», які выконваў рэйс Масква–Мурманск. Самалёт згарэў у маскоўскім аэрапорце «Шарамецьева» пасля аварыйнай пасадкі 5 траўня.

Што вядома пра катастрофу ў «Шарамецьева»? Галоўнае

Бортправаднік застаўся з пасажырамі ў задняй частцы самалёта, дзе пачаўся пажар, і спрабаваў адкрыць заднія дзверы. Ён да апошняга не выходзіў з авіялайнера і задыхнуўся ад газу, паведаміла крыніца ТАСС. Усе астатнія члены экіпажа выжылі.

Гібель бортправадніка пацвердзілі ў Следчым камітэце РФ.

Максім Маісееў вучыўся ў Маскоўскай абласной школе-інтэрнаце ў Моніне – ваенізаванай навучальнай установе з першапачатковай лётнай падрыхтоўкай, паведамляе тэлеграм-канал MASH.

Там жа з’явіўся поўны спіс загінулых у авіякатастрофе – гэта 42 асобы.

Беларускі МЗС паведаміў, што беларусы не пацярпелі ў пажары на SSJ-100 у Шарамеццева. Пра гэта прэс-сакратар ведамства Анатоль Глаз заявіў у каментары TUT.BY.

У сеціве за ноч з’явілася шмат відэа і фота здарэння.

 

 

Wyświetl ten post na Instagramie.

 

#шереметьево

Post udostępniony przez Margarita Rzhevskaya (@margarita_rzhevskaya_001)

 

Wyświetl ten post na Instagramie.

 

О том, что произошло вчера в Шереметьево прочла в Telegram-каналах, пока еще Facebook жил своей размеренной майской жизнью. Ничего не стала писать – 10-15 минут и новостные агентства повалят с этой нерадостной вестью. И, вообще, вот это – а я узнал первым! – в соцсетях мне до глубины души противно и в себе, и в других. ⠀ Дальше я следила за каналами, выдающими информацию о том, что погибших нет. Хотя можно было подождать несколько минут, и уже начала бы просачиваться информация о том, что жертвы все-таки есть. И родных погибших не бросало бы от жара надежды в холод смерти, если б не публиковалась противоречивая информация. ⠀ Конечно, как и все, глядя на горящий черными клубами самолет, я видела себя в хвосте салона. Часто летаю, часто летают близкие. Я еще могу в любой момент оказаться в хвосте горящего салона. Или не могу, если… ⠀ «Если вы… вы, да вы пассажиры моего потенциального горящего рейса не будете хватать свои чемоданы, ценить свою ручную кладь дороже моей жизни!». Страшно было читать призывы людей наказать тех, кто выбрался из самолета. Откуда ж мы знаем, в каком пекле они были и действительно ли они загораживали проход? Все происходило в секунды. Но я знаю, что крики «Наказать!» – это слабость, это защитная реакция и заведомая предубежденность. ⠀ «И если теперь вы, свиньи, будете еще хамить бортпроводникам, когда один из них отдал жизнь, спасая людей…». Я никогда не хамлю бортпроводникам. Я всего пару раз в жизни видела, как кто-то из пассажиров хамил бортпроводникам. Может, авторы таких сообщений сами склонны хамить бортпроводникам? Понимаю: и у них стресс – и они представляют себя в хвосте горящего самолета. ⠀ ПРОДОЛЖЕНИЕ В КОММЕНТАРИИ ⬇️ ⠀ #шереметьево #ssj100 #трагедия ⠀ Фото: burckina-new / livejournal

Post udostępniony przez Марина Ахмедова (@marina.slovo)

ДР belsat.eu

Глядзі таксама
Каментары