Вот так В Таджикистане «зачистили» оппозицию


Оппозиционные группы Таджикистана объединяются, чтобы вместе противостоять растущим репрессиям. Более 150 политзаключённых и сотни политических беженцев — так в стране выглядит ситуация с правами человека.

Настоящий гуманитарный кризис. Так ситуацию с правами человека в Таджикистане характеризуют международные правозащитники. Власти развернули преследование юристов, политических активистов и журналистов. Чтобы противостоять прессингу властей четыре оппозиционные группы в Варшаве заявили о создании Национального альянса Таджикистана.
В Национальный Альянс Таджикистана вошли Движение реформ и прогресса, Форум свободомыслящих Таджикистана и Ассоциация мигрантов Центральной Азии. Главной же силой коалиции, созданной на Конференции ОБСЕ, стала Исламская партия возрождения Таджикистана.
Девятое сентября – это День независимости Таджикистана, — отмечает Мухиддин Кабири, представитель Исламской партии возрождения Таджикистана. — Таким образом мы послали месседж нашим гражданам о том, что наша задача – это добиться не только независимости Таджикистана как страны, но и независимости каждого гражданина.
Ещё три года назад Исламская партия возрождения считалась главной оппозиционной силой и была представлена в парламенте. Однако в 2015 году власти её запретили, обвинив в экстремизме. Десятки активистов после закрытых судебных процессов были отправлены в тюрьмы, а сотни – покинули страну. Недавно сотрудник спецслужб Таджикистана признался, что власти приказали ему принять участие в подготовке покушения на лидера ПИВТ.
Он сказал, что получил задание связать меня с руководством страны, чтобы начать переговоры, — говорит Мухиддин Кабири. — И он даже был готов прямо из поезда Варшава-Берлин соединить меня с министром безопасности, с чем я категорически был не согласен. Я сказал, что команда переговорщиков, наша делегация сидит в тюрьме Душанбе.
В тюрьмах сидят не только политические активисты, но и около 50 юристов, которые пытались их защищать. Адвоката Бузургмехра Ёрова суд Душанбе приговорил к 28 годам заключения. Его брат Джамшед был вынужден покинуть страну. Власти запугивают даже родных политэмигрантов. Родственникам нередко запрещают выезд из страны.
В это время, когда вы берёте интервью, — рассказывает правозащитник Джамшед Ёров, — моя жена находится в управлении Комитета государственной безопасности города Душанбе. Я считаю, что это связано с моим вчерашним выступлением и сегодняшним выступлением о судебной системе.
Только за прошлый год Таджикистан были вынуждены покинуть около 20 журналистов. Власти блокируют оппозиционные сайты и усиливают цензуру в Интернете.
Люди, ставящие «лайки» в «Одноклассниках» на материалах, — отмечает правозащитник Стивен Свердлов, — которые власти считают экстремистскими, попадают за решётку, получают долгие сроки. Мы видели совсем недавно, что люди, которые в социальных сетях лайкнули пост, относящийся к оппозиции получили девять с половиной лет.
Недавно посадили человека – Джунайдулло Худоёрова – за то, что он раскритиковал администрацию района, — рассказывает правозащитник Вайсиддин Одинаев. — Сразу после этого его задержали, полгода шло следствие, и где-то месяц назад по его делу вынесли решение. Ему дали девять с половиной лет.
Чтобы ответить на критику оппонентов, власти Таджикистана выслали на конференцию в Варшаву бывших членов Партии исламского возрождения, открестившихся от своих соратников. В ход пошли кулаки.
Сотрудник посольства Таджикистна в Берлине Мурод Саидзода ударил в лицо гражданского активиста Сулаймона Орзуева. Это столкновение подчёркивает остроту той драмы, которая происходит сейчас в Таджикистане.
Репрессии усиливаются с 2012 года. Эмомали Рахмон зачищает оппонентов, чтобы передать власть «преемнику».
Политическая ситуация, которая сложилась в Таджикистане, — отмечает правозащитник Вайсиддин Одинаев, — подстраивается под сына Эмомали Рахмона. И я думаю, что всё, что сейчас будет делаться со стороны режима – это пиар Рустама Эмомали.
Как заявляют аналитики, Закон о Лидере Нации, принятый два года назад, позволит 65-летнему Рахмону передать бразды правления своему 30-летнему сыну, но при этом сохранить влияние. Президентские выборы пройдут в Таджикистане в 2020 году. Политической оттепели эксперты не предвидят.
Александр Папко, «Белсат»

 

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии