Вот так Таджикский футболист – в минском изоляторе. Душанбе обвиняет его в экстремизме


Бывший футболист высшего дивизиона Таджикистана задержан в Минске по запросу Душанбе. На родине его обвиняют в религиозном экстремизме, за что ему грозит до 8 лет лишения свободы.

Парвиз Турсунов – опасный экстремист или жертва политических репрессий? На этот вопрос искал ответ Александр Папко.

Больше недели в изоляторе временного содержания в Минске находится бывший таджикский футболист Парвиз Турсунов. Душанбе объявил его в розыск за «экстремизм». Через Украину и Беларусь он попытался приехать в Польшу, чтобы просить убежища, но был задержан по запросу таджикских властей.

Мухаммаджон Кабиров, журналист и правозащитник, отмечает:

«Уже второй год граница для беженцев граница между Украиной и Польшей закрыта, а единственный коридор – это коридор «Брест-Тересполь», который начинается на территории Беларуси. И именно через этот коридор беженцы пытаются попросить убежища в Польше».

В последние годы Турсунов жил в Дубае, но, согласно объяснениям жены, у него закончился срок регистрации. В аэропорту Минска бывшего футболиста задержали, а жену с четырьмя маленькими детьми поместили в зал для задержанных людей на 3 дня.

Турсунов – не экстремист, уверены правозащитники.

«Власти Таджикистана пользуются любыми методами, чтобы давить на инакомыслящих, на народ, на религиозных людей, которые просто стараются ежедневно практиковать ислам», – продолжает Мухаммаджон Кабиров.

Парвиз Турсунов до 2011 года играл за команду «Хайр» высшего дивизиона в Таджикистане. Он покинул футбол из-за отказа сбрить бороду, которую власти считали символом исламистских взглядов Турсунова. В это время в стране развернулось массовое преследование критиков власти. Самый сильный удар силовики нанесли по Партии исламского возрождения Таджикистана, считавшейся основным оппонентом президента Эмомали Рахмона.

С 2015 года в Таджикистане за решёткой оказались более 200 политических активистов, журналистов, а также юристов, которые пытались их защищать. Репрессии вызвали волну беженцев. Согласно данным правозащитников, в Евросоюзе сегодня проживает около восьми тысяч политических эмигрантов из Таджикистана. Около трёх тысяч из них попали в Евросоюз через белорусско-польскую границу.

Гражданскую активистку Шабнам Худойдодову задержали в июне 2015 в Бресте. Как и Парвиза Турсунова, таджикские власти обвинили её в «публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности». В минском ИВС она провела 9 месяцев и была выпущена после вмешательства Агентства ООН по правам беженцев.

«Тяжело мне вспоминать те дни, которые я провела в Минске. Будет лучше, если то, что сделали со мной, не будут делать с Парвизом Турсуновым – чтобы Беларусь во второй раз не позорила себя», – говорит Шабнам Худойдова.

Эмигрантам приходится ждать на белорусско-польской границе неделями, пока польские пограничники разрешат им въехать в страну. Уже месяц в Бресте ожидают своей участи жена и дети политического активиста Мухаммадикбола Садриддина, который получил убежище в Польше.

«В прошлый четверг Главный административный суд Варшавы выдал вердикт по 13 жалобам граждан, которым пограничники отказали в праве въехать на территорию Польши и попросить убежища. В трёх случаях это были граждане Таджикистана. Решения пограничников были отменены. Но такой процесс занимает примерно два года», – отмечает Даниэль Витко из Хельсинского фонда прав человека.

Ситуация с правами человека в Таджикистане была одной из самых острых тем ежегодной конференции ОБСЕ, которая недавно прошла в Варшаве. Однако пока не видно, чтобы международная реакция заставила Душанбе остановить репрессии.

Александр Папко, belsat.eu

Фотоснимок на заставке к видео ozodi.org

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии