Вот так Москва ищет виноватых в гибели российского самолета в Сирии


В версии российского командования, по поводу того, как был сбит самолет-разведчик ИЛ-20, сразу видны определенные несовпадения, которые не оставляют сомнения, что все было не совсем так, как нам в Москве рассказали.

Минобороны в лице пресс-секретаря Игоря Конашенкова описывет полет израильских истребителей следующим образом:

«Заход на цели осуществлялся на малой высоте со стороны Средиземного моря. Прикрываясь российским самолетом, израильские пилоты подставили его под огонь средств ПВО Сирии».

А вот, что Игорь Конашенков говорит о полёте российского ИЛ-20:

«Израильские средства контроля за полетами, и израильские пилоты Ф-16 не могли не видеть российский самолет, так как он заходил на посадку с высоты 5 километров».

Получается, израильские пилоты были на малой высоте, а ИЛ-20 на 5-ти километрах. Как при такой разнице по высоте израильские самолеты могли «прикрываться» российским ИЛ-ом непонятно. К тому же в Минобороны говорят, что Израиль предупредил об ударе за одну минуту до его начала, и если бы российская сторона знал об атаке заранее, то ИЛ-20 смогли бы отвести в безопасное место.

«Это известный факт, что израильские самолеты уже некоторое время атакуют цели в Сирии и чаще всего делают это со стороны Средиземного моря, чтобы не залетать во вражеское воздушное пространство. Зная это, Россия не должна была высылать в тот район такой большой и медленный самолет без воздушного прикрытия истребителей», – говорит военный эксперт проекта «Defence24.pl» Юлиуш Сабак.

Вопросом остается и то, чем занимались операторы знаменитых российских противовоздушных комплексов С-400, дислоцированных у авиабазы ​​Хмеймим, которые могут увидеть воздушную цель за 300 километров, и которых от места атаки израильских истребителей делило всего 30-40 километров. Видели ли они приближение израильских Ф-16, почему не предупредили пилотов ИЛ и своих сирийских коллег, обслуживающих комплекс С-200, который в итоге и сбил российский самолёт?

Вот как это объясняет Юлиуш Сабак:

«Непонятно, почему координация действий между средствами ПВО и авиацией не сработала. А ведь это базовое условие организации полётов. Тяжело определить, что послужило этому виной – низкий уровень подготовки сирийских военных или старое оборудование. Ведь комплекс С-200 был поставлен на вооружение в 1960-тых. И сирийцы, скорее всего, стреляли им «вслепую». И в данном случае это закончилось смертью 15 российских военных».

К тому же сам ИЛ-20 является самолетом-разведчиком. На его борту находится мощный радар, оптико-локационные станции и комплекс средств радио-разведки. Все это позволяло экипажу сбитой машины собственными силами увидеть приближение израильских самолетов, покинуть опасный район и предупредить сирийских союзников о приближении угрозы.

«Он мог засечь, но что он мог предпринять? Это корова, это самолёт 1960-тых годов разработки. Его крейсерская скорость 600 километров в час, а реактивные имеют скорость в 2000 км/ч. Они могли сблизиться так быстро, что он не успел ничего предпринять», – отмечает независимый военный аналитик из Беларуси Александр Алесин.

Как результат можно констатировать отсутствие координации между российскими и сирийскими войсками в вопросах безопасности. Стрелять в направлении российского самолета сирийские зенитчики могли только не зная, что там этот союзник есть. А потому и перекладывать ответственность на Израиль, как это делает Москва, не очень продуктивно. Скорее тому же Минобороны следовало бы искать виновных среди своих же сотрудников, ответственных за организацию и безопасность полетов.

Игорь Кулей, belsat.eu

Фотоснимок на заставке к видео Maxim Kuzovkov/TASS/ Forum

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии