Вот так Что не так с украинской реформой полиции


Победа украинского Майдана или, как называют ее сами украинцы – Революция достоинства – изменила не только гражданское общество, но и правоохранительные органы.

После реформы в полицию пришли тысячи новых людей, а рейтинг доверия к людям в погонах возрос чуть ли не в 5 раз. Но, спустя почти 3 года о реформе полиции все чаще говорят как о большом разочаровании или пиар-ходе властей. Что не так с одним из самых громких преобразований? Рассказывает Адэля Дубавец.

Раньше милиционеры – люди в погонах, внушавшие опасность и разгонявшие мирных демонстрантов, сейчас – вежливые патрульные полицейские в красивых формах, спортивные и на новых машинах, как правило, работающие в парах. Которым хочется доверять.

После революции в 2014-м, когда поначалу милиция исчезла с улиц, а порядок поддерживали сами граждане, стало очевидно: во многом еще советский закон «Про милицию» и самих правоохранителей нужно срочно менять под новое государство.

«МВД раньше было фактически министерством милиции, не так, как сейчас, когда это политический орган, который руководит многими структурами. Сейчас министр утратил определенные рычаги влияния на полицию. Это очень правильный шаг вперед – разделение политического управления и оперативного, административного», – говорит Михайло Каменев из Ассоциации украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЛ).

В ноябре 2015-го официально вступил в силу новый закон «О Национальной полиции». Реализовывать реформу решили по грузинскому сценарию, призвав в новую полицию реформаторов из Тбилиси. По инициативе и под контролем замминистра внутренних дел Эки Згуладзе был объявлен конкурсный набор совершенно новых людей в патрульную полицию – ту самую, которая реагирует на вызовы по номеру 102.

«У них нет планов по количеству задержаний, по количеству штрафов. Это действительно подраздедение, которое следит за общественным порядком. Реакция полиции на вызовы в больших местах колеблется в районе 5-6 минут. Раньше, вызывали ГАИ на место ДТП, можно было ожидать полдня», – отмечает Александр Банчук из Центра политико-правовых реформ.

Но патрульная полиция – это фасад, всего лишь 10% от личного состава всей полиции. Глобальные изменения в других подразделениях выглядели немного по-другому.

«В уголовном блоке полиции, прошел процесс переатестации. Но результаты его проведения были очень сомнительными, поскольку лишь 4 % прежних милиционеров этот процесс не прошли. Значит, более, чем на 90% милиционеров просто переименовались в полицейских», – продолжает Александр Банчук.

Поэтому, утверждают эксперты, реформу полиции еще рано называть именно реформой. Скорее – в правоохранительных органах происходят точечные изменения. Кто тормозит реформу? По мнению специалистов, это не сосредоточенность на войне и даже не пресловутая украинская коррупция.

«Когда нет политической воли, даже хорошие законы не будут выполняться. Часто преградою становится разное понимание права у исполнителей. Норма прописана прогрессивная, а люди, выполняющие эту норму, просто не понимают, о чем речь, воспринимают ее буквально и делают все немного не так, как было запланировано», – считает Михайло Каменев.

Согласно новому закону, единственным критерием оценки деятельности полиции должен стать уровень доверия населения. Определять этот уровень в каждом отдельном районе должна отобранная на конкурсной основе социологическая группа. Но запустят ли новую модель опроса населения и оценки действий людей в погонах, станет известно лишь в конце года. Когда до выборов нового президента останется всего несколько месяцев.

Адэля Дубавец, belsat.eu

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии