Александр Гелогаев Внутренние войска Беларуси — кто ставит пятна на мундир?

историк, военный обозреватель

18 марта празднуют свой день рождения Внутренние войска Республики Беларусь — мощная структура, которая однако обладает не лучшим имиджем в глазах белорусских граждан.

В отличие от белорусской милиции, которая отсчитывает свое начало от минской народной милиции российского Временного правительства, внутренние войска по официальной версии ведут родословную от витебской отдельной команды конвойной стражи, которая появилась уже под контролем большевиков — в 1918 году.

В то время конвойная стража преимущественно занималась охраной коммуникаций, транспортировкой заключенных и военнопленных, важных грузов. В 1922 году они стали частью войск Главного политического управления (ГПУ), далее войсками Народного комиссариата внутренних дел (НКВД), и наконец внутренними войсками МВД СССР. С провозглашением независимости Беларуси 43 дивизия внутренних войск СССР после ряда переформирований стала внутренними войсками Республики Беларусь.

Военные ВВ МВД РБ на параде. Фото: vsr.mil.by

Официальная цель внутренних войск Беларуси — «защита жизни, здоровья, прав, свобод и законных интересов граждан, общества и государства, конституционного строя, безопасности и суверенитета Республики Беларусь от преступных и иных противоправных посягательств».

Более конкретные задачи включают помощь милиции в охране общественного порядка, обеспечения режимов чрезвычайного и военного положения, охрану мест заключения, транспортировка заключенных, участие в поиске беглых заключенных, охрану особо важных государственных объектов и грузов, разминирование, участие в территориальной обороне.

Однако для большей части белорусского общества внутренние войска ассоциируются не с защитой суверенитета Беларуси, а тем более прав и свобод граждан, но с политическим преследованием оппонентов существующей власти.

Александр Лукашенко посещает известную единицу 3214 внутренних войск. Фото: president.gov.by

В результате за многие годы в белорусском массовом сознании ВВ не только не лишилось связи с репрессивной системой большевистских московских оккупантов, однако и приобрели новые отрицательные черты. При этом настоящие недостатки использования и воспитания ВВ слились с некоторыми мифами.

Так существует миф, что внутренние войска, как и Министерство внутренних дел в целом в Беларуси чрезмерно большая структура. И это в определенной степени так. Однако многотысячная армия людей в форме МВД на улицах наших городов парадоксально не означает десятков тысяч людей, которые выполняют действительно силовые функции.

Никаких 100-150 тысяч милиционеров, о которых иногда упоминают публицисты, в Беларуси нет, отмечает наиболее авторитетный в Беларуси открытый ресурс по проблемам национальной безопасности Belarus Security Blog.

По мнению экспертов, ведомство насчитывает около 70 000 сотрудников, при этом непосредственно охраной порядка и борьбой с преступлениями (в том числе тем, что считают преступлением власти) занимаются максимум 35 000-40 000 человек, «так как форму МВД носят тысячи клерков и чиновников, которые преступника видели в лучшем случае по телевизору».

Количество собственно Внутренних войск оценивается до 14 000 человек. Это в среднем соответствует европейскому количеству военизированных структур МВД — 1-1,5 солдата на 1000 человек.

Французская Республиканская гвардия — парадное подразделение Национальной жандармерии. Фото: wikimedia.org

Другой стереотип, сложившийся в нашей стране — внутренние войска есть признаком отсутствия демократии. Однако, во Франции, Нидерландах, Италии и практически любой другой демократической стране существуют подразделения армейского типа в ведении Министерства внутренних дел или другие единицы, которые выполняют те же функции, что внутренние войска Беларуси.

Так называемая Гражданская гвардия в Испании — самый старый правоохранительный орган страны, созданный в 1844 году. Она насчитывает более 90 000 человек.

Испанская Гражданская гвардия на параде. Фото: moddb.com

Ее мобильные патрули отвечают за спокойствие в сельских районах страны (за города с населением более 20 000 человек отвечает муниципальная полиция), совмещая эту службу с охраной тюрем, защитой короля и королевы, борьбой с наркотиками, защитой пограничных территорий, разминированием, контртерроризмом и захватом особо опасных преступников.

Итальянские карабинеры — это тоже правоохранительная военизированная структура, которая считается отдельным родом войск наряду с сухопутными, ВМС, ВМФ.

Испанская Гражданская гвардия в действии. Фото: larazon.es

В составе карабинеров существует Дивизия мобильных подразделений карабинеров, которая состоит из двух бригад и имеет даже полк парашютистов-карабинеров «Тоскана» в своем составе!

По сути наличие тех или иных функций в той или иной структуре МВД любой страны — в основном дань традиции, чем демократичности или антидемократичности государственного строя. Так или иначе эти функции государство должно кому-то поручать и дает соответствующим людям, набранным в нужном количестве, то, что для выполнения этих функций нужно — и компьютеры с видеокамерами, и пулеметы с бронетехникой.

Итальянские карабинеры-парашютисты. Фото: wikimedia.org

Подразделения аналогичные внутренним войскам нужны в любой современной стране, и ежедневная опасная работа солдат и офицеров Внутренних сил Республики Беларусь заслуживает уважения и почета.

Однако именно исторические традиции по сути оккупантских структур ГПУ и НКВД, от которых и символично, и на практике кто-то не хочет отказаться, ставят все новые пятна на мундире белорусских правоохранителей.

Александр Гелогаев/ИЧ, belsat.eu

Другие записи
Комментарии