Александр Федута Расстрелы как форма торговли с Западом

политконсультант

У одного из предшественников Владимира Макея на посту министра иностранных дел Беларуси было прозвище: «Министр внешней торговли». Не должность так называлась – функция у него была такая. При распределении обязанностей среди членов белорусского правительства ему выпало, помимо всего прочего, лично проталкивать на международные рынки трактора. И послы иностранных держав рассказывали мне лично, как, приходя к нему в кабинет, чтобы решить вопросы подготовки заседания двусторонних комиссий, на которых должны были обсуждаться рамочные условия экономического сотрудничества, слышали меланхолическое:

— А купите-ка у нас пять тракторов…

И нельзя сказать, чтобы человек этот ничего не понимал. Все понимал. Умный был, грамотный. Профессионально подготовленный. Но надеяться на коренной пересмотр отношения с Западом не приходилось, поэтому ему и поручили продавать трактора.

Трактора на Запад продаются все хуже. В цене здесь не падает лишь человеческая свобода и человеческая жизнь.

Есть такая международная организация – Совет Европы. Беларусь не является ее членом потому, что у нас продолжают исполняться смертные приговоры. Последнее государство в Европе, которое на законном основании отнимает жизнь у своих граждан. Жизнь ценится у нас дешевле трактора, за порчу которого гражданина могут и посадить.

Помню, как оказался в одной группе посетителей Совета Европы с белорусским парламентарием – даже председателем комиссии! – который рассказывал, как много делается для того, чтобы ввести у нас в стране мораторий на смертную казнь. Они там, у себя, в Палате представителей, даже провели круглый стол по этой теме, и он лично – подумать только, за это Звезду Героя давать нужно! – убедил нескольких коллег в целесообразности задуматься над возможностью обсуждения проблемы, чтобы в будущем…

Кажется, в нынешнем составе Палаты этого человека уже нет. Но, как говорится, свято место пусто не бывает, и новый депутат поедет в Совет Европы, чтобы говорить о том, сколько усилий прилагает лично он, чтобы убедить нескольких новых коллег в целесообразности задуматься над возможностью обсуждения проблемы, чтобы в будущем уж наверняка…

Три расстрела за три дня. Как пел Булат Окуджава?

«А когда стрельба пойдет,
Пуля дырочку найдет…»

Эти выстрелы – форма торговли за полное и безоговорочное признание белорусского политического режима. Принимайте нас такими, какие мы есть. В окровавленных фартуках санитаров из морга или мясников из подсобки гипермаркета – выбирайте тот образ, который покажется вам более удобным. Вы же согласились пойти на контакты с белорусской властью в обмен на свободу двух десятков политзаключенных? При этом появились новые заключенные – разница в том, что имена сегодня менее громкие, менее раскрученные. А сейчас мы требуем полной и безоговорочной капитуляции Запада.

Выстрелы будут звучать до тех пор, пока жизнь приговоренных к смерти не будет выкуплена полновесными кредитами, ссудами, технической помощью… И белорусские дипломаты, стыдливо отводя в сторону, будут рассказывать байки о том, что общество не дозрело до признания высшей ценности жизни. Любой. Просто потому, что не человек ее дает, а Бог. И, отнимая жизнь, государство убеждено, что именно оно и является Богом, а не бесстыдным торгашем, готовым продать даже эту узурпированную им функцию за несколько десятков миллионов долларов. Дороже, чем трактор.

Другие записи
Комментарии