Александр Федута Куропаты, Алексиевич и Позняк. Тонкий слух против фальшивой ноты

политконсультант

Нобелевский лауреат по литературе Светлана Алексиевич отказалась возглавить комиссию по обсуждению проекта памятника жертвам сталинских репрессий в Куропатах. По мнению Светланы Александровны, моральное право возглавить такую комиссию имеет только Зенон Позняк.

Алексиевич права. Внимание всего мира к Куропатам привлекли Евгений Шмыгалев и Зенон Позняк. Шмыгалева, к сожалению, уже нет. Остается Позняк.

Я понимаю, чем был вызван этот ход властей. Мировое признание Алексиевич в данном случае было бы использовано теми, кто хочет доказать миру: ничего экстраординарного в марте у нас не случилось! И политзаключенных у нас нет! И вот, кстати, и уважаемая товарищ писательница косвенно готова это подтвердить – где она у нас там, этот наш белый рояль с незапятнанной репутацией, в каких кустах? Проходите, не стесняйтесь!

Они ошиблись. У Алексиевич тонкий слух, и играть в оркестре, где все сознательно фальшивят, она не захотела. У нее своя партия, и этой партией (в музыкальном значении слова) она дорожит.

Остается Позняк.

На месте Александра Лукашенко я бы отправил за непреклонным Зеноном Станиславовичем президентский самолет – только бы прилетел, чтобы возглавить эту комиссию.

Это действительно важно. Мемориал в Куропатах означал бы тот предел, за который белорусские власти уже не шагнут – по крайней мере, они пытаются в этом убедить весь мир. То есть, конечно, да, дубинки будут, но репрессий в сталинском понимании этого слова не будет.

Но и это выглядит не слишком убедительно. Убедительны три снимка в газете «Советская Белоруссия» и на экране телевидения.

Первый. Позняк на Дзядах 1988 года.

Второй. Позняк с президентом США Биллом Клинтоном в Куропатах в 1994 году.

И третий, которого в природе пока не существует. Позняк в Куропатах в 2017 году.

Но и Позняк не прилетит. По крайней мере, пока не закрыты дела по 25 марта, пока активисты никому не угрожающей и уже давно не существующей организации «Белый легион» находятся в заключении, а Дашкевич с Пальчевским – под подпиской о невыезде. Позняк не прилетит в страну, где вместо закона действует прихоть чиновника, где милиция лжесвидетельствует и не несет за это никакой ответственности. Зачем ему лететь сюда? Дать напрокат свое имя? Но вот Алексиевич отказалась. Ее имя стоит дорого. Неужели имя Зенона Позняка стоит дешевле?

Александр Федута, belsat.eu

Другие записи
Комментарии