Александр Федута Красный день календаря и вопль одинокого Троцкого

политконсультант

Я не праздновал. Я читал. Накопилось много непрочитанных книг, недописанных научных статей. Длинные выходные – возможность навести порядок в своем интеллектуальном хозяйстве. Не отдохнуть, но поработать.

Однако Троцкий не унимался. Он царапался в двери и истошно вопил оттого, что хозяйка не обращала на него внимания. Троцкий – соседский кот с характером – впору вождю мирового пролетариата. Хозяйка, работающая в гипермаркете, ушла на смену, отчего Троцкий скучал и собирался устроить революцию в отдельно взятой квартире.

А теперь представьте себе, как должны были жить все народы, зная, что по соседству с ними находится государство со стомиллионным (кажется, в те времена именно так?) населением, руководство которого ни в грош не ставит международные договоренности, зато вовсю исповедует теорию мировой революции.

«Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!» — это в «Двенадцати», поэме Александра Блока, нормально читается – и то спустя время. А попробуйте представить себе, что вы живете посреди этого пожара?

Представили?

И после этого – празднуете?

Живите там, друг мой. И пусть обезумевший от одиночества кот моей соседки не дает вам сосредоточиться на чем-нибудь более мирном и полезном, чем пожар в отдельно взятой стране. Только дверь не вздумайте открывать: бешеное чудовище ворвется и попытается организовать пусть даже не слишком большое, но кровопролитие. Ничего не поделаешь, на то ему когти и даны…

А мы займемся делом. В конце концов, кто-то должен продолжать возделывать свой сад.

… Я написал эту колонку и переслал другу, чтобы тот прочел и отрецензировал. Через пару минут получил ответ:

— Я думал, что ты собираешься написать о белорусском телевидении, задравшем нас революционной тематикой.

Нет, не собирался. Я о коте Троцком. Он вопит все-таки тише, чем БТ.

Другие записи
Комментарии