Алесь Киркевич Белсат жив, а Вы? ..

журналист, литератор

После новости о том, что руководство канала получило заверение со стороны премьера Польши о том, что Белсату ничего не угрожает, можно подвести определенные итоги.

Не столько насчет внутрипольских закулисных игр – на это есть свои эксперты – сколько о ситуации в нашем белорусском патриотическом сегменте, который повел себя чрезвычайно интересно.

Сразу после появления новости о возможном закрытии Белсата, как мы помним, комментаторы разделились на два лагеря. Одни начали создавать петиции, писать письма и даже выходить на акции с одним требованием: «Белсат, живи!»

Другая часть, потирая руки, довольно выдохнула: «Ну, наконец…» Кто-то упомянул, что журналистам «… трэба дома бываць часцей, трэба дома бываць не госцем», кто-то начал заботится о польских деньгах, на которые мы «не имеем права», кто0то напрямую отрезал: Белсат никому не нужен, его не смотрят, смысла нет.

Такое впечатление, что параллельно с кампанией поддержки заработала параллельная инициатива: «Белсат, умирай!»

Давайте по очереди. Замечание типа «белсатовы должны радоваться, что вернутся в Беларусь» – больше всего поразило. Во-первых, большая часть коллектива и так работает в Беларуси, делая материалы с места: как из столичных судов и митингов, так и из регионов с их бесконечными социальными проблемами. Кто и куда здесь должен возвращаться?

Во-вторых, варшавская часть редакции отлично справляется и на своем месте. Разумеется, кажется, что пребывание в столице соседнего государства – вынужденная мера: независимому телевидению в Беларуси напрямую не дали бы воздуха – студий, аппаратуры, логистических возможностей.

Если же кто-то считает, что работая в Варшаве журналистский коллектив оторвался от реальности, то следует успокоиться: для этого не нужно ехать далеко. От реальности можно сбегать и в Минске, курсируя между баром «Ў» и «Хуліганʼом», живя в своем уютном мире, где все хорошо: Белорусизация, и оттепель, и парады вышиванок…

А что с остальной Беларусью? В Гродно или Гомеле проводятся парады Вышиванок? Или знают наизусть всех «светских львов» да «икон стиля»?..

Эмиграция же может быть и внутренней, причем совершенно успешной. Можно жить в Беларуси, работать журналистом, «бороться», писать о фестивале меда и забегах дедов морозов. И что? В чем тут героизм или преданность Родине и профессии?

Деньги-деньги-деньги… Сколько умников начало сразу подсчитывать польские расходы и защищать польский бюджет. Мол, чужое, зачем брать или обижаться, если не дают? Скажите, а остаток независимых СМИ существует исключительно на внутрибелорусские вливания, за счет рекламы или за счет продажи продукта (газет, например)?

Нет, потому что краудфандингом можно покрыть один проект, но не работу редакции. Ведь частный бизнес когда идет на сотрудничество, давая рекламу, то в минимальном объеме. Ведь бумажные газеты стали продуктом для публики старшего возраста и чаще всего неприбыльны.

Так о чем речь? Или это плохо, когда соседнее государство дает ресурс для единственного белорусскоязычного телеканала, который стоит на независимых позициях? Или деньги – «грязная вещь» – в случае, если они в чужом кармане, а не в твоем?..

Аргумент о непопулярности канала вообще фантастический. Опять же, есть Минск, а есть – Беларусь. И вот в этой Беларуси, которая находится за пределами кольцевой, люди смотрят Белсат, установив антенны на коттеджах или деревенских домов. Примеров – уйма.

Как-то в 2015-м на рынке пришлось встретиться со старым знакомым – дядькой пожилого возраста, «афганцем», с которым когда-то работали на «пролетарских» работах лет 6-7 назад. Дядя тот с гордостью считал себя «русским офицером» из-за чего мы и ссорились периодически. Думаю, ну, сейчас начнется: Украина, «крымнаш»…

Каким было мое удивление, когда собеседник начал последними словами хаять Россию из-за агрессии в Украине. Почему? Очень просто. Живя под Гродно в двухэтажном доме на четыре или шесть квартир он… смотрел Белсат. Значит – есть эффект, значит работает.

Стоит ли упоминать сотни социальных проблем, решенных каналом? Когда люди, попавшие в беду – свет отключили, дорога плохая, сносят… – обращались к журналистам канала и все очень быстро становилось на свои места.

Помню случай в Ольшанке под Гродно, когда вся деревня оказалась без воды из-за поломки. Месяц люди мылись, стирали, мыли посуду дождевой водой или привезенной из источника за несколько километров.

Зрелые женщины разводили руками и констатировали, что никому не нужны: власти молчат, государственные СМИ отказываются ехать. После материала на сайте канала ситуация изменилась за день: все подправили, вода ушла.

И после этого кто-то будет говорить о Белсате, далеком от народа, который «живет припеваючи в своих Варшавах»? Вам не стыдно?

Вся ситуация оказалась превосходным тестом на солидарность. Результаты пусть каждый увидит и оценит самостоятельно. Главный результат – Белсат жив, хэштег, запущенный в соцсетях, оказался пророческим. Но живы и готовы жить вместе в одной стране со своими коллегами те, кто бросился кидать в канал камнями в сложный момент – я уже и не знаю…

Алесь Киркевич, ГВ, belsat.eu

Другие записи
Комментарии