Александр Гелогаев Белорус имеет право на оружие. О чем свидетельствует и не свидетельствует Лас-Вегас?

историк, военный обозреватель

59 человек погибли в результате стрельбы, которую устроил 1 октября на концерте в Лас-Вегасе американский пенсионер Стивен Пэддок.

До сих пор причины действий Пэддока неизвестны, не сообщается, какие и откуда он получил винтовки, которые могут вести автоматический огонь. Однако это уже стало поводом для некоторых деятелей в США начать обсуждение легального доступа граждан к оружию.

Хотя прав на владение оружием у белорусов практически нет, аналогичные споры начались и в белорусском сегменте интернета. Одни без стыда считают своих сограждан недочеловеками, скотом, которому оружие нельзя доверять – «и нас по пьяни перестреляют, и самих себя». Другие считают, что проблема в самих неживых металлических предметах «нет оружия – нет проблемы».

Попробуем спокойно посмотреть на цифры и международный опыт.

Больше оружия – больше преступлений?

Казалось бы это логично: давайте запретим людям покупать пистолеты и винтовки, и убийств станет меньше. Однако статистика опровергает это мнение.

Так, например, официальный лидер по количеству оружия на руках у населения – США. По данным Министерства юстиции США, оружия на руках у обычных американцев больше, чем самих жителей США – 101,05 единицы на 100 человек.

При этом количество убийств, самоубийств или случайных инцидентов, приведших к гибели людей, составляет в США 10,54 человека на 100.000 в год. Примерно две трети этих инцидентов – результат именно самоубийств, а не уголовной преступности, свидетельствует исследование Конгресса США, которое было проведено в 2012 году.

Оружейная ярмарка в США. Фото wikipedia.org

Возьмем, Гондурас, где оружия совсем немного – всего 6,2 единицы на 100 человек. Эта страна ни с кем не воюет, не знает исламского терроризма, является довольно бедной и претерпевает значительные социальные проблемы. В результате в ней от огнестрельного оружия погибает в 10 раз больше людей, чем в США – 67,18 человека на 100.000 в год.

Есть более близкий к нам европейский пример – Черногория. Там пистолетов и ружей на человека в пять раз меньше, чем в США – 23,1 единицы на 100 жителей. Однако уровень убийств с применением огнестрельного оружия ненамного меньше, чем в Соединенных Штатах – 8,91 на 100.000 в год.

Когда мы уже внутри США будем сравнивать преступность в более и менее «вооруженных» штатах, то придем к еще более интересным наблюдениям – часто получается, что преступлений, причем наиболее тяжелых, таких как умышленное убийство или изнасилование, больше там, где ограничений на владение оружием больше.

Можно продолжать, но даже не учитывая всех убийств (пока мы говорили только об убийствах и смерти от огнестрельного оружия), получается, что способность граждан легально приобрести оружие никак не связана с уровнем преступности.

Самооборона

Даже в совсем маленьком государстве, которое, например, состоит из одного города, нельзя рассчитывать на то, что полиция спасет безоружного гражданина или гражданку от преступника. А учитывая то, что преступник так или иначе может найти себе оружие – хотя бы кастет или нож – можно ли лишать гражданина возможности легальной самообороны с максимальной эффективностью?

В исследованиях преступности в США часто не упоминается – а сколько возможных жертв все-таки смогли защититься, имея в руках пистолет или ружье?

Американская студентка учится владеть оружием в тире. Фото http://www.uatrav.com

Еще в 2013 году предыдущий президент США Барак Обама заказал доклад о применении оружия и уровне преступности в США. Выводы, возможно, были неожиданными о представителе Демократической партии, который выступал за ограничение доступа граждан к «огнепалу»:

«Исследования, которые напрямую оценивали реальные случаи использования огнестрельного оружия в оборонительных целях, показали, что оно стабильно повышает безопасность жертв преступлений по сравнению с другими методами самообороны».

Примерно 500-600 преступников в США гибнут каждый год в результате того, что граждане используют для самообороны винтовки или пистолеты. Оценки случаев самообороны, которые не приводят к убийству преступника, колеблются от десятков тысяч до 2,5 миллиона в год, так как такие инциденты часто просто не учитываются в полицейской статистике.

Преступники в США называют именно наличие оружия у потенциальных жертв одним из наиболее важных сдерживающих факторов. При этом, конечно, сами преступники практически никогда не используют легально купленное оружие, так как его достаточно легко отследить.

Ствол или руль?

В штате Невада, где законы о владении оружием «напоминают Дикий Запад», и произошла трагедия с расстрелом 59 человек, в 2016 году погибло от рук убийц 7,6 человека на 100.000 населения. В городе Чикаго, где продажа оружия крайне ограничена, соответствующий показатель составляет 27,22 человека на 100.000.

Карикатура с сайта сторонников свободной торговли оружием

Безусловно надо понимать эмоции и гнев людей, соболезнования и слезы – в этом нет ничего предосудительного. Пока мы не начинаем подчинять наши мысли и действия одним эмоциям.

В США каждый год на дорогах гибнет около 30.000 человек в результате ДТП – это в три раза больше, чем умышленных убийств с использованием огнестрельного оружия – однако никто не призывает запретить автомобили.

Во Франции в прошлом году мусульманский террорист использовал грузовик как оружие для теракта – и убил почти 90 человек в Ницце. Это почти в два раза больше, чем убил Пэддок в Лас-Вегасе. Но никто в здравом уме не призывает запретить грузовики.

Право шляхтича, право гражданина

В давние времена никто не ограничивал право наших предков на владение оружием. И они не перебили друг друга. То, что жители Беларуси пока лишены свободного владения оружием – последствие 200-летней оккупации, карательных акций, конфискаций и обысков, которые начались с подавления восстания Костюшко, а закончились действиями советских карательных органов.

Необходимо, чтобы сейчас независимое наше государство и мы сами перестали считать себя подневольным населением, которое представляет опасность для оккупанта. Мы должны считать себя свободными гражданами, оружие в руках которых – это фактор безопасности для наших сограждан, фактор нашей внешней безопасности.

Иначе – как можно требовать демократии? Если гражданину нельзя доверить пистолет или ружье, как ему можно позволить право решать судьбу всей страны на выборах, служить в армии, управлять государством?

Отец учит дочь владеть игрушечной винтовкой во время вооруженного фестиваля Национальной стрелковой ассоциации. Фото (Reuters / Adrees Latif)

 

Оружие – это не вопрос эмоциональной реакции на то или иное событие, это вопрос логики, статистики, целей, которые обществу следовало бы решить.

Учеба на официальном полигоне в США. Фото Mitch Kezar/Design Pics/Getty Images

Если мы хотим, чтобы белорус был самостоятельным гражданином, осознающим свои права, готовым защитить себя и свою семью, если мы хотим, чтобы белоруска имела возможность дать решительный отпор физически более сильному грабителю или насильнику, а любой агрессор хорошо задумался над тем, стоит ли оккупировать страну , где «ствол» есть в каждом доме, стоит продумать о свободной продаже огнестрельного оружия.

Для этого нужно будет много работать, создавать соответствующие условия – которые можно и стоит обсуждать – однако, это, я надеюсь, станет темой для следующих публикаций и широкого обсуждения в обществе.

Александр Гелогаев/ТП, belsat.eu

Теги: 
Другие записи
Комментарии