Владимир Козлов: Из-за засилья российской попсни люди верят идиотской пропаганде


uladzimir-kazlou

Владимир Козлов

Писатель и режиссер из Беларуси рассказал Belsat.eu о творческой реализации в России, трэш челночных поездок в Варшаву и откат к «совку».

В октябре фильм Владимира Козлова «Аномия» отдельно отметили на Варшавском кинофестивале в номинации «Свободный дух». На съемки фильма ушло меньше двух недель и около $ 2 тыс. Belsat.eu поговорил с автором, более известным своими литературными трудами, о независимом кино, лихие 1990-е и застой в Беларуси.

О независимом кино

Судя по отзывам к моему первому фильму «Десятка», его смотрели очень разные люди. Кому-то нравился, кому-то нет. По крайней мере, это было интересно. Поэтому считаю, что и такой фильм нашел бы своего зрителя. Но дистрибуция в России его невозможна, во-первых, по идеологическим соображениям, так как он все-таки, мягко говоря, не очень соответствует государственной идеологии. Дистрибьюторы и кинотеатры из соображений самоцензуры от такого кино отказываются. А во-вторых, сейчас вообще большие проблемы с авторским кино, с его прокатом. Все больше движемся к тому, что авторское кино смотрят либо на фестивалях, либо в интернете.

Атмосфера в России напоминает поздний «совок»

Нынешняя российская система, режим очень напоминают то, что было 30 лет назад. Тот же обман, то же ощущение какого-то тупика. Но есть большая разница: сегодняшняя Россия гораздо более богатая, гораздо более интегрирована в весь остальной мир. И поэтому эта действительность не вызывает такого протеста.

Вспоминаю середину 1980-х: советскую систему ненавидели все. И даже гопники, ребята, многие из которых еще не были умственно отсталыми, на каком-то подсознательном уровне чувствовали, что система гнилая. Что, когда им говорят, что через 20 лет будет коммунизм, это все брехня. И никакого коммунизма не будет, а будет еще хуже и хуже. Это происходит и сейчас.

Как меняется Беларусь

Начиная с середины 2000-х, вижу, особенно в Минске, что есть достаточно немалая группа людей, которая живет как бы в нормальной стране, которые как-то устроились при этом режиме, которые с режимом не соприкасаются. Они зарабатывают достаточно много денег, путешествуют, но при этом, если взять даже Могилев (родной город Владимира Козлова – прим. ред.), там я никакого такого движения не наблюдаю. Приезжаю и вижу: ничего не меняется, все почти все время одинаково. При таком режиме никакого движения вперед не может быть. Это советская экономика, во многом советский менталитет.

kazlou3
Про российскую попсню

На медийном уровне в Беларуси вообще какая-то тотальная попсня, причем не только белорусская, но и российская. Такой момент: попсня, которая угнетала в конце 1980-х, она и сейчас никуда не делась. Кобзоны и пугачевы – они до сих пор существуют.

Это что-то говорит о людях. Мне кажется, то, что люди верят идиотской пропаганде, – связано с культурными ценностями этих людей. Человек, который до сих пор слушает Кобзона или Пугачеву, скорее поверит какой-либо пропаганде.

Про челночные поездки в Польшу

У меня было несколько коммерческих поездок в Польшу (описаны в романе «Варшава» – прим.). Я начал этим заниматься, когда эта золотая жила практически была исчерпана, когда товаров, которые было выгодно возить на продажу, становилось все меньше. Приезжали в какой-то польский городок, выкладывались на рынке, распродавались дня за три. А потом на обратном пути заезжали в Варшаву или Белосток за покупками. Кто был более хватким в таком бизнесе, приобретал еще что-то, что можно было после перепродать в Беларуси. Помню, покупали очень-очень плохие музыкальные центры из Юго-Восточной Азии за $ 50, в Беларуси находились идиоты, готовые за них заплатить $ 100. Однажды и я такую сделку провернул (смеется).

Про рэкетиров

К счастью, рэкет я избежал.

Самая жестокая история, которую я слышал, – о том, что во время коммерческой поездки умер мужчина во время пересечения границы. И все отказались возвращаться, ведь как же, мы заплатили за путевки, у нас товар здесь. Загрузили тело в полиэтиленовый пакет и возили всю дорогу по Польше.

Даже если история придумана, она отражала менталитет и сущность многих людей, которые отправлялись в такие поездки. Слово «беспредел» очень хорошо характеризует то время.

Трейлер к фильму «Аномия» (нецензурная лексика)

Закупаться мы приезжали на стадион в Варшаву. Руководитель группы однажды говорит: «Покупайте все, где хотите, но на сами трибуны не ходите. Там торгуют русские. Пойдете туда – отгребете и заберут деньги». Все придерживались этого совета. Как-то столкнулся с рэкетирами на варшавском Восточном вокзале, но не во время коммерческой поездки. В 1994 году, когда мы ехали в Англию от минского Иняза. Варшава тогда была перевалочным пунктом. Я помню, как к нам подошли рэкетиры, русскоязычные: «А куда едете, кто такие». Мы все дружно сказали, что мы студенты, и денег у нас нет. Хотя среди студентов были и мажоры, которые везли по $ 500 – максимум, который разрешалось вывозить из страны. От нас отвязались, приехал автобус из Гродно, рэкетиры отсканировали толпу, выхватили какого-то парня и отобрали у него все деньги, отведя в сторону.

Про челночный бизнес восточной Беларуси

Известно, что из Бреста и Гродно ближе ездить в Польшу, а из восточных областей стало выгоднее ездить в Россию. Думаю, между 1993 и 1996-м, очень многие из Могилева зарабатывали такими же коммерческими поездками, которые устраивали турфирмы – куда-то в Смоленскую область или в Брянскую. Приезжают и продают какие-то товары, которые в России уже дороже. Посуда, хозяйственные товары, какая-то одежда.

Про воздействие пропаганды на молодежь

Современная пропаганда падает на более удобную почву. Перед распадом СССР люди были настроены скептически и цинично. Человек чувствовал неправду даже на уровне инстинктов. Как я и говорил, систему ненавидели все: от гопника в Рабочим поселке в Могилеве до довольно высокопоставленного обкомовского работника. Ведь последний понимал, что эта система ограничивает его заработки, возможности и так далее. Люди много чем интересовались, в том числе политикой. А сегодняшняя молодежь – поверхностная. Для этого много причин, в том числе соцсеци, которые часто используются для пустой болтовни, а не для какого-то самообразования.

Люди мало чем интересуются. А человеку ограниченному проще навешать лапшу на уши, сказать, что те и те «враги», а мы «хорошие». Сегодняшняя пропаганда намного более хитрая, чем раньше. Молодежь это усваивает, к сожалению.

Про белорусские проекты

У меня есть парочка чисто белорусских идей. Это на уровне мечты, ведь в нынешних условиях финансирования их осуществить нельзя. Уже даже есть наработки на уровне сценария – это экранизация двух моих книг «СССР» и «Варшава». Было бы интересно снять это в Беларуси, но это возобновление 1980-х и 1990-х, так как это нельзя сделать без бюджета как независимый фильм. Поэтому это проекты, которые будут ждать лучших времен.

Дмитрий Кустовский/ТП, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии