Павел Стефанович: Конопля — это перспективный бизнес для нашего сельского хозяйства

video

https://www.youtube.com/watch?v=eZSx7MI73F4

«Белсат» пообщался с членом Объединенной гражданской партии Павлом Стефановичем, который хочет баллотироваться в Палату представителей. Главные пункты его программы – борьба с домашним насилием и легализация конопли.

— Наша оппозиция уже не первый раз говорит: у нас нет выборов и пройдут только те кандидаты, которые идут по списку от официальных властей. Тем не менее вы идете на выборы. Это что: самопиар, вы хотите, чтобы вас запомнили таким молодым, креативным, красивым?

— Мне кажется, что моя программа – нет пиар, потому что она как раз соответствует современным нормам и трендам во всем мире: в Европе, в Латинской Америке, в США. И борьба с домашним насилием, и легализация конопли – это путь, по которому идет западная цивилизация. Я понимаю, что выборов в Беларуси нет, и вероятность того, что кто-то из оппозиционеров окажется в новом составе парламента, – она очень мала. Но у нас каждые 4 года есть возможность поговорить с нашими избирателями, рассказать о проблемах, которые каждый из нас считает важными. Поэтому я выбрал те темы, которые касаются каждого из нас. Каждая четвертая белорусская женщина является жертвой домашнего насилия, несколько сотен человек ежегодно оказываются в тюрьме из-за того, что они употребляют марихуану. Естественно, это большие проблемы. Мы всем обществом можем бороться с ними, но не теми методами, которыми обычно борются наши власти.

— У нас много общественных организаций, также есть государственные проекты, предусматривающие борьбу с домашним насилием – создаются специальные комнаты, где женщина может побыть, когда ей грозит опасность. Или у вас будет что-то новое, или у нас недостаточно программ, которые существуют в нашей стране?

— У нас есть проект закона, который предусматривает основную работу не только с жертвой, но и с насильником, с тем человеком, который совершает насилие, преступление. Цель этого закона – изолировать такого человека от семьи. Необязательно, что эта изоляция будет связана с лишением свободы. Это может быть защитный орган, чтобы этот человек не имел права приближаться к жертве, чтобы он покинул помещение, где произошло преступление, даже если он является собственником, чтобы он не имел права знать, где находится его жертва, если она против, и так далее. Такие меры, которые сумеют изолировать жертву и насильника на срок от 15 дней до 6 месяцев, также, как и уголовное преследование, смогут изменить нашу ситуацию.

— А что насчет легализации конопли?

— Сама идея того, что коноплю нужно запретить, – это не наша идея, это идея Запада, о котором мы так иногда плохо говорим, в том числе и наши официальные органы. Это же западная идея. Все началось в первой половине XX века – это был сильный лоббизм тех компаний, которые делают бумагу из деревьев, ведь из конопли раньше тоже делали бумагу. Американские доллары, американская Конституция были напечатаны на конопляной бумаге когда-то. Уже после Второй мировой войны коноплю запретили для того, чтобы ограничить антивоенное движение, например, хиппи. Тогда хотели демонизировать это движение, сказать, что эти люди – наркоманы, так как они употребляют коноплю. Эти вещи были запрещены на Западе не потому, что от них большие проблемы для здоровья человека, а потому, что это были политическо-экономические шаги.

— Кто будет этим заниматься? Кто у нас будет выращивать коноплю: колхозы, совхозы? 

— Естественно, выращивание конопли – это перспективный бизнес для нашего сельского хозяйства, которое находится не в лучшей ситуации. Более того, коноплю можно применять не только для курения, но и производить из нее ткань, одежду, обувь, делать масло и так далее. У нас есть большое поле, чтобы реализовать эту политику.

— В нашей стране запрещена пропаганда наркотиков. Не будет ли здесь проблем с законодательством?

— Моя цель в этой кампании оттолкнуть людей от самого плохого, например, от спайса, от тюрьмы, и предложить им более гуманную, более здоровую и более нравственную для нашего государства альтернативу.

—  Кто, по вашему мнению, является вашей аудиторией?

— Естественно, что это люди до 35-40 лет с доходом выше среднего, которые много поездили по Европе и знают, что те меры, которые я предлагаю, – не ведут к повальной наркомании.

Разговаривала Любовь Лунева, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии