Завод, хлев, Россия: один день из жизни 25-летних белорусов, которые не мечтают о Европе

video


Они не учатся варить кофе по канонам «третьей волны», никогда не были в Берлине и не учились в ЕГУ. И таких здесь – большинство. Фильм Андрея Кутило «25» о поколении, которое выросло при независимости, теперь можно смотреть на нашем сайте!

Им по 25, и они родились уже в независимой Беларуси. О чем они мечтают? Есть ли у них амбиции? А может им хватает чарки и шкварки? Повседневность героев фильма — это пульс жизни молодой Беларуси. Ей в этом году самой 25: в августе 1991-го Верховный Совет наконец придал принятой годом ранее Декларации о государственном суверенитете БССР статус конституционного закона.

По причине появления фильма в открытом доступе вспоминаем нашу беседу с режиссером Андреем Кутило.

— Как бы ты определил поколение 25-летних одним предложением или даже одним словом?

— Аполитичный. Они думают, в первую очередь, о себе: или как себя развить или как заработать. И рассчитывают только на себя, не на государство. Они не надеются на резкую перемену в обществе. И думают или о том, как в этой стране существовать, или как из нее сбежать. Я специально избегал героев, вовлеченных в политическую деятельность. О них у нас с Вячеславом Ракицким есть цикл «Преемники».

— А много их, политически заангажированных?

— Процентов пять. Я хочу добавить, что этот фильм — не приговор, не диагноз и не претензия на объективность, репрезентативность. Это не исследование, а мазки жизни.

— Что во время съемок тебя поразило?

— Меня ничего не впечатлило, потому что я точно знал, каких выберу героев. Единственное, что напрягало — трудно было договориться. Ведь у нас люди не умеют говорить «нет», и часто уже фактически приезжаешь на место с камерой, а герои просто исчезают и перестают отвечать на телефон.

— И каких героев ты выбрал?

— Инженер из Барановичей, зарабатывает неплохо, но хочет от жизни чего-то большего, чем просто деньги. Его увлечение — музыка, и он уезжает в США, за своей мечтой. На Запад едут за «воздухом». В Россию — только ради денег.

Но в Россию едут больше.

Мой второй герой из Гомеля, которого сократили на работе, а новой он так и не нашел. В Москве он даже «дослужился» до должности бригадира. Но жить все равно хочет в Беларуси.

— А о чем мечтают в 25 белорусские женщины? Выйти замуж?

— Мечтают о любви. Следующая моя героиня — сирота, в свои 25 у нее двое детей и пережила развод. Что тоже, кстати, характерно. В Беларуси почти половина браков распадается. Она работает дома, занимается наращиванием ресниц. Живет в государственной квартире. Здесь мотив социальных льгот также.

— Но у следующей героини есть муж.

— Я искал беременную, чтобы на момент съемок она родила. Хотел посмотреть, как это происходит в молодых семьях: муж все время на работе, она постоянно одна. Борьба с обстоятельствами. На этом примере мы видим, как в молодой семье появляется на свет новый человек.

— То есть, женщина мечтает о любви, а мужчина — о том, чтобы заработать.

— Да, мужчины ставят вопрос заработка. На другое остается мало времени. Я искал также героя в деревне, чтобы обеспечивал себя с помощью натурального хозяйства. Он меньше зависит от политических и экономических обстоятельств. В любые времена выживет, на столе будут чарка да шкварка. Семья сдает молоко государству, и это дает половину семейного бюджета.

— Идея фильма идеально сформулирована в названии. Что, кроме круглой даты, подтолкнуло к его созданию?

— Андрей Кутило: герои фильма — почти мои ровесники, я старше на семь лет. И я понял, что через десять лет уже не сделаю такого фильма о молодежи. Кроме того, существует так называемый quarter-life crisis (англ. «Кризис четверти жизни»), когда ты уже не должен доказывать свою зрелость, прошло время бунта, ты должен решать свою судьбу.

Беседовала Инга Островцова

Смотрите также
Комментарии