Обручальное кольцо с поля боя нашло адресата в Беларуси спустя 70 лет


Мечтал привезти дочкам колечки…

После войны большинство состава 5-й Кресовой дивизии осталось в эмиграции. Но Илья Лисай всегда хотел быть рядом с родными. Земляки, которые сидели с ним в лагере, а после войны вернулись в Беларусь, рассказали, что он мечтал привезти в подарок дочерям по кольцу… В СССР солдат Андерса ждала печальная судьба: дорога туда, откуда они с таким трудом выбрались, чтобы пройти войну, – в лагеря.

Братья Ильи Лисая воевали в советской армии, один дошёл до Кёнигсберга (Калининград), второй – до Берлина. Жена поступала так, как посоветовал в письме из неволи глава семьи: устроилась работать на местную мебельную фабрику, где и проработала всю жизнь. По словам Татьяны Шипульскай, в семье об арестованном родственнике никогда не говорили: боялись. Но лагерных писем не уничтожили. Их хранит дочь Ильи Лисая Валентина Волкович. Теперь она сможет взять в руки часы своего отца, по которым он отсчитывал время до встречи с родными.

Граждане Беларуси могут получить вещи погибших солдат

В Центральном военном архиве (ЦВА) http://www.caw.wp.mil.pl/pl/101.html в Варшаве хранятся депозиты – личные  вещи членов Армии Андерса, погибших в  боях Второй мировой войны. Большинство из них принадлежит уроженцам Западной Беларуси и Западной Украины, территории которых до 1939 года относились к Польше. Родные имеют право их забрать http://www.caw.wp.mil.pl/pl/100.html. Чаще всего в таком депозите можно найти награды (например, Крест Монте-Кассино), письма, фотографии и личные вещи, среди которых попалась даже искусственная челюсть.

Депозиты с вещами 1648 солдат попали в ЦВА 10 лет назад из Англии. Ответственнй за выдачу депозитов Ежи Сивиньски (Jerzy Siwiński) рассказал «Белсату», что за это время только 52 депозита передали родным и близким. Большинство из наследников не знают о такой возможности, поскольку информация о том, что вещи можно забрать, есть только на интернет-сайте архива. Очередная проблема: нужно доказать свою родственную связь с погибшим (например, представить свидетельство о рождении, свидетельство о браке родителей). Документы же принимают только на польском языке, что означает траты на нотариальный перевод. 

*Сохранён язык оригинала.

Инга Островцова

Список вещей из депозита № 965 Ильи Лисая

1) Свидетельство и Памятный крест Монте-Кассино № 18852;

2) Свидетельство к памятному знаку 6-й Львовской пехотной дивизии;

3) Памятный знак 6-ой Львовской пехотной дивизии;

4) Карманные часы с цепочкой;

5) Обручальное кольцо из жёлтого металла;

6) Три иерусалимских крестика из жёлтого металла;

7) Четыре медальона из белого металла;

8) 12 иностранных монет;

9) Сувенир из Святой Земли — Via Dolorosa (Крестный путь) – набор иконок религиозной тематики;

10) Сувенир из Святой Земли – набор маленьких открыток;

11) 41 фотография;

12) Новый Завет на русском языке;

13) Кожаный кошелёк;

14) Металлическая шкатулка. 

Посетители популярного варшавского кафе с интересом поглядывают на наш столик. На нём среди чашек с каппучино  сувениры 70-летней давности из Святой земли, стопка чёрно-белых фотографий в ржавой металлической коробочке из-под конфет, часы с цепочкой и обручальное кольцо, обтёртое от пыли Второй мировой войны…

Эти вещи моим собеседникам Веславу и Татьяне Шипульским отдали в Центральном военном архиве, который располагается в варшавском районе Рембертув (Rembertów). Татьяна родом из города Мосты на Гродненщине. Её двоюродный дедушка Илья Лисай воевал в легендарной Армии Андерса и погиб в бою под Монтефано (Montefano) в Италии. О том, что в варшавском архиве хранятся его личные вещи, которые родственники могут забрать, они узнали случайно. Веслав, который интересуется историей, решил поискать сведения о предках жены и начал с интернета. Первым в поисковике оказался как раз сайт архива.

Трогательные письма на трасянке

«Сообщаю тебе, дорогая жена, что когда придется вернуться, квам на свою родину этого нам не извесно, раньше гаварили, что скоро, скоро отправят, а сейчас ничего не слышно. Може як разабъють эту проклятую, фашистовскую Финляндию, тогда нас може пустят, потому что сейчас нет кому работать в капальнях железной руды, мало рабочих. С поводу этого мы должны помогчи в этой работе*»,  – писал Илья Лисай в январе 1940 года из лагеря в Кривом Роге (Днепропетровская область Украины) перед отправкой в Коми АССР.

Илья Лисай считал себя белорусом и был обычным рабочим. Жил рядом с Мостами, у него была жена Ольга и трое детей: Валентина, Вера и Павел. Вырос он за Уралом, куда родители выехали во время Первой мировой войны. После родители решили вернуться на родину (тогда она находилась в составе независимой Польши), но умерли в дороге, оставив семерых детей сиротами. Дети сами добрались до Мостов, устроились, младшие пошли в польскую школу.

Илья обзавёлся семьёй. Когда началась Вторая мировая война, ему было 37 лет и он пополнил ряды польской армии. В сентябре 1939-го, после того, как советские солдаты заняли территории Западной Беларуси и Украины, НКВД арестовал Илью Лисая в Костополе (сейчас – Ровенская область Украины). Вначале его держали в  Кривом Роге, после был долгий и мучительный путь на север. 4 мая 1940 года Лисай прибыл в Северный железнодородный исправительно-трудовой лагерь НКВД («Севжелдорлаг») в Коми АССР. В письме от 5 марта 1940 года Илья благодарил жену за получаенные от неё 46 рублей и давал советы, как вести себя при новой власти: «И если у нас будуть делать колхозы, то никакого сапротивления не ставте, а отразу соглашайтесь или записатся в колхоз или отдать землю, а самым поступать на прыватные работы где-нибудь на фабрику или так на какую работу и издому никуда не уезжайте седите на месте. Можеть кто нибудь будет вам говорить, что где нибудь живется харашо то вы не верте потому что там хорошо жить где нас нет. Что касается до скатины то старайся нажить одну але хорошую и маладую карову, а как живы будем, то другую наживём, самоглавное поберегчи адёжу и хлеб, это будет самое главное богатство нашей жизни». Далее – редкие сведения о ценах в лагерном магазине: «Сообщаю тебе, что у нас 1 адно кило сала стоит 26 рублей и нават 30 рублей, калбаса 40 руб. так что у нас сейчас все время великий пост, отпостим все посты, которые раньше не постили, что касается весняной работы, то старайся что нибудь укинуть у землю если не будет еще колхозов […] Еще сообщаю как только будут делать калхозы, то каня прадай».

В следующем письме заключённый просит, чтобы денег ему больше не высылали: крадут в дороге, а вместе с ними не доходит и корреспонденция…

«Говорят что скоро нас пустят домой, но нам не верится, потамучто нас сейчас стали строго держать, из затаво что много Польских стало удирать домой, а нам Беларусам говарат что скоро пустять домой, но неизвестно когда. Нас сейчас усих фатографировали на карточки, говорят что это для пашпартов для нас, из этих фотографиев которая была лишняя то отдали мне, и я посылаю вам посматрет какой я в настоящее время высматриваю. Писмо когда будеш писать то пиши только про свое жите, лишнего коечево не пиши и невер никому кто тебе, что будет говорить», – писал Илья Лисай 4 мая 1940 года, когда о свободе можно было мечтать лишь в самых смелых снах. Немногим больше чем через год эти мечты исполнились.

Нежданная свобода

В июле 1941 года Польша и СССР под давлением Великобритании возобновили дипломатические отношения (они были разорваны 17 сентября 1939 года, после заявления  советского правительства, что после нападения Германии Польша де-факто перестала существовать как государство). 30 июля глава польского правительства в изгании генерал Владислав Сикорский и посол СССР в Великобритании Иван Майский подписали в Лондоне двухстороннее соглашение. Враги стали союзниками против гитлеровской Германии.

Советское правительство разрешило сформировать на своей территории армию из тех, у кого было польское гражданство (большинство из них находилось в тюрьмах, лагерях или были переселенцами), надеясь быстро выслать голодных и обессиленных “врагов народа” на фронт. После 12 августа по так называемой амнистии из-за решётки выпустили примерно 400 тысяч человек. Вместе с поляками удалось выбраться и белорусам, имевшим когда-то польские паспорта. Илью Лисая транспортировали из Коми АССР в Южский лагерь в Ивановской области (Россия), а после – в посёлок Татищево в Саратовской области, где создавались структурные единицы Польской армии в СССР под предводительством генерала Владислава Андерса. 
В архивах сохранилась дата, когда наш герой записался в её ряды: 3 сентября 1941 года. В сентябре в Татищево начала формироваться 5-я Виленская пехотная дивизия Польской армии в СССР. 29 сентября новоиспечённые бойцы получили оружие и приступили к учениям. Накануне католического Рождества состав армии Андерса был обмундирован в  удобную форму английского образца: зимние шинели, шерстяные носки, тёплое бельё. Советское руководство настаивало на том, чтобы поляков быстрее послали на фронт, что для слабо подготовленного в военном плане и обессиленного физически личного состава означало быструю смерть. Генералу Андерсу с большими трудностями удалось вывезти своих соотечественников на Ближний Восток.

В начале 1942 года дивизия переместилась в район Джалал-Абада в Киргизии, а в агусте через Самарканд, Ашхабад, Красноводск и Каспийское море эвакуировалась в Иран, оттуда – в Ирак. Там после двух реорганизаций она стала частью 5-й Кресовой пехотной дивизией  (5-я КДП), которая позднее вошла в состав 2-го Польского корпуса.

С апреля 1943-го года солдаты Кресовой дивизии защищали нефтяные поля и участвовали в тактических учениях. Несмотря на свободу и английские пайки, смертность увеличилась: мучали малярия, желудочно-кишечные инфекции и невыносимая жара.

В сентябре дивизию перевели в Палестину, где климат был мягче, жилищные условия лучше, а в свободное от служебных обязанностей время можно было проведать Святую землю. В начале 1944 года дивизию через Египет перебросили в Италию.

Здесь первым заданием “кресовяков” было удержать оборонные позиции над рекой Сангра (Sangro). Позже они участвовали в кровавой битве под Монте-Кассино, а затем освобождали Анкону (Ancona) и Болонью (Bologna). Во время наступления на Анкону дивизия освободила несколько соседних городов. Первым из них был Монтефано (Montefano), в бою за который 4 июля 1944 года и погиб Илья Лисай. На следующий день его похоронили на гражданском кладбище, а позднее перезахоронили на польском военном кладбище в Лорето (Loreto). 

Смотрите также
Комментарии