Мины из удобрений и одни трусы на 30 человек – будни белорусских партизан


Больше интересных подробностей о партизанской войне в Беларуси смотрите в программе «Intermarium» 9 мая в 21:25

Как Сталин испугался партизан, а НКВД создала отряд из инвалидов-пророков. Первые месяцы войны – интересные факты из мало исследованных документов.

Как известно, СССР оказался не готов к войне с Германией. Советские солдаты разбегались перед гитлеровскими войсками, а вести хорошо организованную партизанскую войну было некому. Хотя до 1937 года на территории Беларуси существовала разветвленная сеть законспирированных структур, готовых к ведению партизанской войны и акциям саботажа…

Сталин испугался партизан

Правда, концепция захватнической войны против Запада, которая господствовала в СССР в 1920-е годы и придерживалась стратегии «наступательной обороны», не предусматривала занятия врагом советских территорий. Однако на пути к Германии с её промышленным потенциалом, сильным рабочим классом и геополитическим положением, которое должно было сыграть ключевую роль в разжигании всемирной революции, стояла Польша. В 1920-м Советы уже получили горький опыт под Варшавой и в случае очередного наступления, судя по всему, боялись повторения той ситуации. Поэтому на границе с Польшей и возникали секретные партизанские структуры, готовые придти на помощь в случае контрнаступления.

В начале 1930 года в БССР существовало шесть конспиративных отделов по 300–500 человек, которые прикидывались местными крестьянами. Возникали школы для партизан. Однако в 1937 году Сталин и его окружение усмотрели в вышколенных партизанах внутреннюю угрозу. Людей, которые занимались организационной работой, расстреляли во время чисток 1938–39 годов, а склады оружия по-быстрому ликвидировали…

Рапорт НКВД: жители с радостью приветствуют немцев

Сержант Госбезопасности Михаил Аверин в рапорте о ситуации в Витебске 29 сентября 1941 года писал: «Большинство жителей Витебска с радостью приветствуют вхождение немецкой армии [] По дороге я встретил много дезертиров из Красной Армии».

Немецкая колонна у мирского замка. Фото archives.gov.by

В рапорте сотрудников НКВД Иванова и Нароенко от 29 ноября 1941 года читаем: «Всю свою скотину отдали немцам, которые стоят на другой стороне озера. Некоторые говорили, что немцы пришли, чтобы их освободить, например, одна женщина, [] которую мы позже застрелили». И далее: «Нужно заметить, что в Беларуси около 90 % всех способных носить оружие мужчин остались дома, дезертируя из Красной Армии».

На 30 партизан – одни трусы

Партизанские отряды возникали стихийно. Их создавали бывшие солдаты и офицеры Красной Армии («окруженцы») и советские активисты. В первые месяцы это был способ выживания (чтобы не попасть в руки к немцам), боевых акций они почти не проводили. Создавали отряды и сотрудники НКВД. Но их подопечным не хватало знаний как вести партизанскую войну. К тому же, у них не было ни оружия, ни взрывчатки, ни даже компасов и карт. И это в ситуации, когда многие были вынуждены передвигаться по незнакомой для себя местности. К концу 1941 года многие группы распались. Большинство же советских военных и пленных, которым удалось сбежать, даже и не думали о борьбе. Они устраивались на работу в сельском хозяйстве. Одной из причин отказа воевать были шокирующие поражения советских войск в начале войны.

Чтобы поставить партизанскую борьбу на профессиональные рельсы, в Гомеле организовали центр по подготовке партизан и диверсантов, которые затем дожны были действовать в оккупированной Беларуси. Курс длился всего 30 часов. К тому же, для новоиспечённых бойцов не хватало оружия, поэтому выпускники нередко отказывались переходить за линию фронта. Поскольку что мины для партизан начали производить только в июле 1941-го, взрывчатку приходилось делать самим из искусственных удобрений, которые содержали аммиак. На 7770 выпускников центра в 1941 году выдали 2540 мин и детонаторов, 440 пар обуви, 330 зимних курток и… 260 штук нижнего белья.

Партизанский отряд инвалидов-пророков

Центры по подготовке действовали также в Киеве, Орле, Ленинграде, Вязьме, Ростове, Астрахани. А неподалёку от Вязьмы, в городе Гжацке (с 1968 года – Гагарин), сотрудники НКВД формировали, пожалуй, самый оригинальный партизанский отряд – из постояльцев Дома для инвалидов и престарелых. Члены отряда должны были передвигаться без оружия по занятым врагом территориям и выступать в роли «пророков». А именно рассказывать жителям: «Во время отечественной войны 1812 года в Россию во главе с Наполеоном ворвались прусские войска. И тогда такие же старые люди шли вслед за войском агрессоров и предсказывали их поражение. Пророчество сбылось. Говорят, так будет и с гитлеровцами».

Поблагодарили, а потом сгноили

Награждение партизан в августе 1941 года. Фото vsr.mil.by

Поворотным моментом в истории партизанского движения было контрнаступление советских войск зимой 1942 года. Один из самых известных и дисциплинированных отрядов – полковника Ничипоровича – действовал между Минском и Могилёвом. Ему удалось не только провести множество успешных операций, но и совершить невозможное – голодными и почти безоружными, в бесконечном ожидании обещанного центральным руководством самолёта с помощью, вырваться из немецкого оцепления, причём с небольшими потерями.

Полковника Ничипоровича пригласили в Москву, где он рассказал о тяжестях партизанских будней. А когда отказался возвращаться назад и стал жертвой заговора своих коллег по борьбе (по их мнению, он приписывал себе чужие заслуги), его сгноили в тюрьме НКВД. Он умер в начале 1945 года, так и не дождавшись победы.

Сведения, которые никто не мог расшифровать

Ещё в 1942 году связь партизанских формирований с центральным руководством практически отсутствовала. Центральному штабу партизанского движения, которое возглавлял первый секретарь ЦК КП(б)Б Пантелеймон Пономаренко, подчинялись почти 95 тысяч партизан в Беларуси и Украине. В ноябре на всех приходилось 217 радиостанций. Телеграфистов, как и партизан, готовили авральными темпами, поэтому очень часто расшифровать переданные ими сведения никто не мог.

Фото vsr.mil.by

Известно, что партизаны славились не только своими победами в рельсовой войне, но и на любовном фронте. Даже в дисциплинированном отряде Пономаренко, по его же свидетельствам, несколько подразделений «ведут распутную жизнь, сидят в деревнях, прелюбодействуют, гонят самогон и пьют. Агенты доносят об этом немцам, а те после бомбят и жгут деревни».

Партизаны Беларуси глазами немцев и советов

Сведения, использованные в статье, взяты из новой книги польского историка Богдана Мусяла «Советские партизаны 1941-1944. Мифы и реальность» (Bogdan Musiał, Sowieccy partyzanci 1941-1944. Mity i rzeczywistość, Poznań: Zysk i S-ka, 2014, 653 s.). Работа была написана на основе русскоязычных документов, которые хранятся в белорусских и российских архивах, а также польских, немецких, еврейских и других исторических источников. Автор цитирует малоисследованные радиограммы партизанских отрядов центральному руководству. Благодаря сравнению фактов и цифр в отчётах советской и немецкой стороны пытается реконструировать правдивую картину событий Второй мировой войны, прежде всего на территории Беларуси.

В 1985 году Богдан Мусял получил политическое убежище в Западной Германии. Изучал историю, социологию и политологию в университетах Ганновера и Манчестера. Работал в Немецком историческом институте в Варшаве и в Институте национальной памяти (IPN). Среди его известных исторических работ – изданные по-польски «На Запад по трупу Польши» (2009) и «Война Сталина. 1939-1945. Террор, грабёж, демонтажи» (2012).

ИО, belsat.eu
(Статья публиковалась на нашем сайте 22 июня 2014 года)

Смотрите также
Комментарии