Минобороны Беларуси – реформа или самоубийство

Wideo

Ставка военных чиновников на круговую поруку и замалчивание преступлений вместо борьбы с ними грозит белорусской армии еще большим отрывом от общества, деградацией и потерей боеспособности, пишет Александр Гелагаев.

Следственный комитет объявил, что 21-летний солдат Александр Коржич, которого нашли повешенным в своей военной части, совершил самоубийство. При этом ранее официально сообщалось, что ноги повешенного солдата были связаны, а на голову была натянута майка. Следственный комитет считает, что Александра Коржича довели до самоубийства сержанты.

Реванш?

Теперь те люди, сначала пытавшиеся скрыть сам факт преступления вместо того, чтобы говорить правду и наводить порядок в воинских частях, выставляют себя героями.

«Уголовные дела возбуждались и будут возбуждаться по малейшим фактам отступления от устава. В соответствии с нормативными правовыми актами Министерства обороны командир получает полную поддержку, если вовремя выявляет факт преступления и принимает меры в соответствии с законодательством», – заявил вчера пресс-секретарь главного управления идеологической работы Министерства обороны Владимир Макаров.

Владимир Макаров. Фото vsr.mil.by

Однако как раз идеологический аппарат Министерства обороны раньше делал все, чтобы дело Александра Коржича осталось обычным суицидом. Вместо того, чтобы признать вину своих функционеров (их трудно назвать офицерами), пропаганда Минобороны нападала на гражданских активистов, требовавших начать следствие относительно смерти солдата, фактически укрывая виновных в убийстве.

Был даже заблокирован ресурс, на котором собирались подписи с требованием передачи дела о смерти солдата в прокуратуру и отставки министра обороны Андрея Равкова.

Только из-за громкой кампании в СМИ, интернете следственные органы занялись делом Александра Коржича. Министр обороны Андрей Равков выразил свои соболезнования семье солдата самым последним – даже после президента Александра Лукашенко.

Стремительная деградация

В результате даже тот, кто с желанием идет служить в армию, тот кто имеет хорошую мотивацию, сталкиваясь с реалиями и условиями службы, задумывается, насколько высокие слова военных и гражданских членов правительства о службе Родине правдивы.

Молодежь, которая не хочет служить в армии советского образца, где к ней относятся как к пушечному мясу и скоту, не идет в военные учебные заведения. Низкий конкурс в военных вузах не позволяет армии выбирать лучших – в результате падает качество офицерского состава.

Присяга белорусского солдата. Фото – «Ваяр».

Плохое финансирование, условия службы, хамское отношение к людям приводят к тому, что часто в армии остаются профессионально служить те, кто не способен найти себе какое-то другое место в жизни.

Происходит отрицательный отбор кадров. А снижение качества кадрового состава армии делает ситуацию в ней еще хуже.

Таким образом белорусская армия превращается в современной ситуации в систему, съедающую себя.

Болезнь армии – болезнь государства

Неизвестно, есть ли сейчас в Минобороны кадровый потенциал, чтобы изменить политику в отношении искоренения преступности в белорусской армии, понять, что прозрачность и тесная связь с гражданским обществом поможет армии, а не навредит.

Что лучше – показательно сажать преступников и открыто говорить о своих проблемах, чем прятать их.

Белорусские силовые органы – прежде всего Вооруженные Силы – не способны решить проблему дедовщины, этим должно активно заняться все общество. Так считают эксперты, в том числе экс-военные и бывшие представители силовых структур, собравшиеся на ежегодной конференции по безопасности нашей страны.

Белорусская армия и специальные службы переживают тяжелый кризис, думает руководитель проекта Belarus Security Blog Андрей Паротников. На ежегодной конференции памяти министра обороны БНР генерала Киприана Кондратовича озвучили анализ состояния белорусских силовых органов.

Белорусское государство в значительной степени пропитано марксистским духом, в котором человек – лишь ресурс, а белорусские силовые учреждения, особенно армия, выглядят еще более советизированными, чем гражданские учреждения. Наверное, по этой причине события в нашей армии, если они становятся известны обществу, наиболее ярко показывают последствия этой неизлечимой болезни.

Курсанты Военной академии. Фото vsr.mil.by

Просто приказами и директивами ситуацию в нашей армии изменить не получится. Чтобы общество поняло проблемы армии, армия должна стать открытой для общества и готовой к сотрудничеству с ним – например, через гражданский контроль в Министерстве обороны.

А пока поведение чиновников в погонах и без ослабляет белорусский армию, подрывают авторитет белорусского государства и саму идею белорусской государственности, которую армия должна защищать.

Александр Гелагаев, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии