«Лукашенко беспокоит, за кого будет воевать армия». Интервью с польской исследовательницей Беларуси

Wideo

Лукашенко, Кобяков и Равков принимают парад на День Независимости в Минске 3 июля 2017, фото ТАСС

«Минск очень сильно задумался над уроками Украины, и поэтому начался процесс «мягкой белорусизации». Так считает Анна Мария Дынер, руководитель программы «Восточная Европа» Польского института международных дел – государственного аналитического центра. Польский политолог подготовила анализ «Вызовы для белорусской политики безопасности». В интервью с Алиной Ковшик в «Просвете» Анна Мария Дынер заявила, что «Россия будет использовать территорию Беларуси, как свою». В беседе также говорится о том, зачем Лукашенко начал говорить о «Хельсинки-2» вместо России.

Правда ли, что сценарий, что Беларусь может стать плацдармом для наступления на западные государства, может стать реальностью?
Мне кажется, что да. Если мы посмотрим на карту Европы, это видно. И если мы подумаем, над чем могут задумываться в Генштабе в Москве. Действительно они воспринимают Беларусь, как собственную территорию. Некоторые шутят, что её можно назвать «Белорусским военным округом». Это действительно проблема, потому что никто не сомневается, что белорусская армия может оказать сопротивление. По самому оптимистическому варианту, белорусская армия не будет мешать россиянам, которые будут действовать в Беларуси, как у себя. Мне кажется, все это знают и немного испуганны этой ситуацией.
С другой стороны Беларусь — это же союзник России. Это же нормальная ситуация, что союзники должны поддерживать друг друга?
Конечно, но с другой стороны, это независимые государства. Если бы Россия хотела напасть на страны НАТО, тогда было бы хорошо с точки зрения двух стран, чтобы на это согласился официальный Минск. Но мы надеемся, что официальный Минск никогда этого не допустит, и вообще, что такой войны не будет. Но если мы говорим о том, о чем думают в Генштабах, такой возможности, наверное, нет. И я боюсь, что никто не примет во внимание то, что скажут белорусские власти.
А почему именно сейчас британский генерал Картер начинает говорить об этой настоящей большой опасности, которой не было со времен Холодной войны. Что случилось? Прошло полгода с учений «Запад-2017», или это просто анализ идет так далеко, и они поняли?
Мне кажется, он громко сказал о том, о чем давно было известно в Генштабах НАТО. И тем более после учений «Запад». Было видно, как сотрудничают армии обеих сторон. Было видно, что Россия будет использовать территорию Беларуси, как свою. Мне кажется, в НАТО начали об этом не только серьёзно думать, но и говорить.

А что в этом году будет определять главные тенденции для Беларуси в политике безопасности по представлениям Запада? Есть ли какие-то события? Что-то, что будет определять, как мы, белорусы, себя будем чувствовать в этом году?
Мне кажется, что никаких изменений не будет. Беларусь будет стараться балансировать между Востоком и Западом, иметь хорошие отношения с Москвой, Россией, а также Евросоюзом, государствами НАТО. Тем более, что уже во время учений «Запад» было видно, что белорусская дипломатия сделала очень много для того, чтобы просто наладить отношения с НАТО, чтобы предсказать, как будут проходить учения. Чтобы пригласить наблюдателей со стороны НАТО. Было видно, что белорусы немного отличались в этой политике от русских.
То есть, они показали себя более открытыми?
Да.
В своем анализе вы написали о том, что белорусские власти чувствуют эту опасность со стороны России. Что конкретно они могут чувствовать и как могут реагировать?
Я думаю, что в Минске очень сильно задумались хотя бы над уроками Украины. Украина сначала тоже воспринималась как союзник России. Потом это изменилось. Теперь в Беларуси над этим очень сильно думают. Я бы сказала в двух контекстах. Первый – гибридная война, о которой много слышим и говорим. Это политика России в отношении белорусского общества, использование того, что большинство белорусов говорят по-русски, используют русскую культуру и тд.
По аналогии с Донбассом.
Конечно. И с другими странами, где существует русскоязычное меньшинство. Во вторых, я не сомневаюсь, что Россия никогда не допустит, чтобы Беларусь перешла на Запад, поменяла вектор своей внешней политики. Потому что России очень важно иметь на своей стороне Беларусь с военной точки зрения.
Почему Беларусь такой ценный союзник для России? Что Беларусь может дать России кроме самой территории?
Мне кажется, это прежде всего территория. Если бы мы подумали, что установки НАТО стояли бы на восточной границе Беларуси, это бы означало, что до Москвы 250-300 км. Никакие системы защиты тогда почти не смогут сработать. Это самый главный ответ. Не говоря о том, что без Беларуси сложнее защищать Калининградскую область, она для России очень важна. Она влияет на всю балтийскую территорию. Поэтому Беларусь настолько важна. Я сомневаюсь, что будет украинский вариант. Также мне кажется, что в Минске задумались о том, как противостоять этой гибридной войне. И эта мягкая белорусизация, о которой мы часто говорим, тоже ответ на эту проблему, чтобы показать, что мы белорусы, независимые люди, живем в независимом государстве и не являемся частью России. Лукашенко и его окружение очень сильно обеспокоились тем, за кого будет воевать армия. Потому что уже в Украине была проблема с лояльностью. Прежде всего, высших офицеров, которые выучены в России. Такая же ситуация в Беларуси. Большинство офицеров служили или учились в России. Есть очень сильные связи между военным.
И связи спецслужб тоже.
Конечно. Как ведет себя ГРУ (ред. Главное управление Генерального штаба РФ – военная разведка России) в Беларуси, многое показывает. Есть проблема, кто будет защищать Беларусь. Тем более, два Генштаба сосредоточены только на Западе (ред. речь о Северо-западном и Западном оперативно-тактическом командовании Вооруженных сил РБ).
Учения Запад-2017, фото Минобороны РФ

 

Два интересных факта: что на самом деле белорусская армия не способна самостоятельно защищать территорию Беларуси, а также, что вся наша защита направлена только на запад. Ничего нет на востоке.
Конечно. Это показывает, как раньше воспринималась угроза для Беларуси. Что она есть, но только на западе. Она не на востоке. И что Беларусь не сможет самостоятельно защитить свою страну, доказали учения «Запад-2017», потому что если принять во внимание тот сценарий, видно, что Беларусь без России не справилась бы.
Александр Лукашенко отстроил свой международный авторитет, немного благодаря минском переговорам по Донбассу, проходившим в нашей столице. Сейчас есть опасность, что Назарбаев хочет перетянуть площадку к себе. Не потеряет ли Лукашенко на этом? В то же время он начинает выступать с другой инициативой. Он начинает говорить на высоком уровне о «Хельсинки-2». Действительно ли «Хельсинки-2» могут стать реальностью, и каким образом Минск может быть к этому причастен?
Очень интересно, о проекте «Хельсинки-1» я уже слышала в Москве в 2014-2015 году. Тогда было видно, что в Западной Европе никто не воспринимал это всерьез. Теперь об этом очень громко говорит Беларусь. Мне кажется, надо подумать, зачем Лукашенко начал это делать. Конечно Беларусь хочет существовать как нейтральная территория переговоров, потому что она на этом очень выигрывает. С Украиной тоже есть проблема. Но уже в Астане происходит Астанийский процесс, касающийся Сирии. Думаю, Назарбаеву хватит этого.
Возможно, и Путин не захочет переговоров в Казахстане. Зачем ему переносить переговоры, когда в Минске он фактически всё имеет под контролем?
Это раз. Еще мы должны спросить украинцев, что они думают про смену места переговоров.
Подводя итог, есть ли у Беларуси возможность самостоятельных шагов в определенных границах в нашей политике безопасности и международной.
Конечно, это собственная политика, которая будет осуществляться так, чтобы Беларусь самостоятельно могла защитить себя. Это конечно дороговато, но такая возможность есть. И, чтобы расширять сотрудничество с НАТО. Также Беларусь принимает участие в «Партнерстве во имя мира», хоть и небольшое, но всё же принимает. Если Армения, также хороший союзник России, принимает участие в военных учениях и операциях НАТО, Беларусь могла бы тоже подумать об этом.
Возможно, и для нас это было бы каким-то следующим шагом.
Мне кажется, что да, потому что можно познакомиться со стандартами НАТО. Самые хорошие соединения в Украине, которые боролись за страну, это люди, которые в большинстве своем имели возможность сотрудничать с НАТО раньше.
То есть это очень хорошая перспектива для них.
Мне кажется, что да.
  • Давос. Да здравствует глобализация без Беларуси
  • Дети погибают от химического оружия. Кто ответственен за смерти? + анализ операции Турции против курдов
Смотрите также
Комментарии