Как женщина вернула найденный телефон и за это попала в изолятор


Для бывшей жены руководителя гродненского БХД поход в бассейн закончился уголовным делом.

Немыслимая, на первый взгляд, история с Инной Веремеенко случилась 28 февраля 2016 года. 47-летняя женщина пошла в гродненский аквапарк на Горького. В пустом шкафчике для переодевания она нашла телефон. Поскольку время, отведенное на плавание, женщина терять не хотела, то решила сначала окунуться, а потом уже разбираться с находкой.

Кстати, ранее героиня работала в такси, поэтому не раз возвращала клиентам и телефоны и другие забытые вещи. Поэтому и находка не стала для нее чем-то неординарным — обычное дело.

«Когда зашли внутрь, меня уже ждала следственная группа…»

Когда я вышла из бассейна на улицу, то сразу набрала последний номер среди «пропущенных», — рассказывает Инна, — подняла девушка, которая и оказалась обладательницей телефона. Оказалось, что она сама еще в аквапарке, поэтому я предложила ей выйти на лестницу. Ладно, думаю, идти никуда не нужно, чтобы возвращать. Отдаю, а она говорит, что надо пройти внутрь. А там нас уже ждала следственная группа…

Сначала все было хорошо. Претензий, якобы, никто ни к кому не имел: телефон на месте, а других вещей в шкафчике не было. На выходе, однако, следователь Юрий Бич предложил женщинам поехать в отделение, хотя и было уже девять вечера. Здесь же Инна Веремеенко узнала, что капитан Бич собирается возбуждать против нее уголовное дело.

«Бояться мы тебя заставим»

Я ему говорю, мол, ничего плохого не сделала и пугать меня не стоит, — продолжает женщина, — после этого следователь рассвирепел и намекнул, мол, боятся мы тебя заставим. Увезли в отделение на Дубко, где я и просидела примерно до двух часов ночи.

Пока Инна ждала в пустом кабинете, следователь разговаривал с девушкой, которая потеряла телефон. По словам «пострадавшей» 20-летней Ульяны Луферовай, заявление следователь написал сам, а ей дал только подписать. Подписала, так как хотела поскорее уйти домой. Эти же слова из уст девушки прозвучали и на суде.

Дальше — интереснее. До шести утра Инну допрашивали, а потом увезли домой делать обыск. Конечно, без всяких прокурорских санкций. По словам работников МВД они искали взрывчатые вещества и наркотики. Каким образом это относится к делу о «пропавшем телефоне», никто так и не объяснил.

В изоляторе таблеток нет, а на прогулки не выпускают

Дежурный адвокат, которого направили к женщине, порадовал новостью о ее задержании на трое суток. Учитывая хронические заболевания суставов, и адвокат, и Инна просили следователя отпустить ее, но…

На наши просьбы он сказал: «Ничего не знаю, она пойдет по-полной», — объясняет Инна, — Хотя на суде Бич утверждал, будто дважды предлагал мне вызвать скорую и я дважды отказалась. Да и скорая тут ничем не помогла бы: ведь это хронические заболевания.

Смысла в таком задержании, по мнению женщины, не было никакого. «Это просто наказание за то, что не боюсь», — считает она. В результате три дня в изоляторе превратились в настоящую пытку. Отсутствие свежего воздуха, прогулок, вонь и др. стала для женщины шоком.

Мне голова разболелась страшно. Возможно еще и от того, что соседка по камере курила каждые три минуты, причем «тяжелые» сигареты. На утренней проверке я дважды просила выпустить на прогулку, но реакции не было никакой. А таблеток же у них нет никаких, кроме анальгина. Боль головы была невыносимой, думала, что умру. И это не говоря о боли в спине и в ногах.

«Не признаешь вины — на два месяца в тюрьму…»

На третьи сутки к Инне пришел следователь в компании с новым адвокатом. Чиновник предложил женщине два возможных сценария: либо она признает вину и выходит на свободу с тем, чтобы на суде получить штраф в шесть миллионов, или, если вина не будет признана, женщину ждет два месяца в тюрьме, а потом опять же штраф, только уже десять миллионов.

Я смотрю на адвоката, спрашиваю, что мне делать? — продолжает Инна, — я же не юрист, не разбираюсь в таких вещах. Адвокат Киселевич разводит руками, мол, решайте сами. Ну, а я в таком состоянии была, единственное желание было — выйти как можно быстрее. Поэтому и подписала…

Тюремное заключение на два месяца «светило» Инне еще и потерей работы: женщина работает массажистом, ежемесячно подписывая договор. Адвокат при этом не объяснил, что следователь не имеет полномочий самостоятельно решать вопрос содержания лица под стражей, в данном случае — нужное решение прокурора.

Телефон или планшет? Веремеенко или Веромеева?

В результате Инну Веремеенко обязали выплатить штраф — Br 6 млн. Ко всем другим испытаниям добавилась еще и судимость по части 1 ст. 205.

Все мои ходатайства на суде были отклонены. Я хотела спросить, например, о времени передвижения потерпевшей. О том, почему в деле в одном месте написано телефон, в другом планшет, в одном Веремеенко, в другом — Веромеева… Судья списал все неточности на «человеческий фактор» да и вообще, мол, дело против меня ведется, поэтому вопросы не я должна задавать.

Так как я докажу свою невиновность?

Женщина подала апелляцию в областной суд, поэтому сейчас ждет решения, которое должно прийти в течение месяца. Штраф не уплачивают, ожидая окончательного решения. В Следственный комитет также была подана жалоба, но в ответе говорится о том, что в действиях следователя Бича нет никаких нарушений.

Юрист: «уговоры» следователя и обыск — грубые нарушения

Правозащитники при этом придерживаются другого мнения. Юрист БХК Роман Юргель видит целый ряд нарушений. Среди них — «уговоры» следователя относительно признания вины, чтобы поднять личные показатели и показатели своего ведомства. С обыском на квартире — тоже не все «чисто»: действительно, согласно правовым нововведениям, обыск без санкции прокурора возможен, — объясняет Юргель, — но для этого все равно нужны существенные причины. Например, соседи бы пожаловались, что в квартире стреляют или террорист скрывается. Тогда можно и без санкции, представив ее уже после, на суде. В любом случае — формат другой.

Женщина, которая никогда не сталкивалась с подобными ситуациями, до сих пор в шоке. Морально и юридически ей сейчас помогает бывший муж — председатель гродненского отделения БХД Сергей Веремеенко. Независимо от того, связано ли дело с политической активностью бывшего мужа, выводы Инна для себя сделала: хотелось бы, чтобы наши люди знали, что можно попасть в такую ситуацию… Ведь если бы мне когда-нибудь сказали, что можно найти телефон, вернуть его и сесть в тюрьму — я бы не поверила, что такое может быть. Оказалось — может.

Тем не менее, женщина не теряет надежду доказать свою правоту и идти с жалобами выше по государственным структурам. Специальное обращение вскоре будет подготовлено и в БХК.

АК, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии