Как «Стары Ольса» покорил Америку. И собирается сделать это еще раз!


Легендарная группа «Стары Ольса» на музыкальной сцене Беларуси существует уже 17 лет, однако самым сложным оказался последний двухмесячный тур по северным Штатам, где белорусы сыграли 58 концертов. Для этого некоторым музыкантам пришлось даже уволиться с постоянных работ. О жизни, последнем турне и новом альбоме беседуем с музыкантами «Старого Ольсы».

Два месяца выступлений в Северных Штатах. Как впечатления? Как Вас воспринимала публика?

Мария Шарий: воспринимали очень круто и публика к нам с такой любовью относилась, поддерживала нас. Это было сложно и морально, и физически, но очень круто. В Нью-Йорке например, когда у нас был перенос концерта в другой зал, произошла такая дискоммуникация между организаторами и новыми организаторами, людей не предупредили и плюс еще получилась путаница со временем. И когда мы только пришли на настройку, люди уже пришли на концерт. Не смотря на это, собралось много людей и 90 процентов это были белорусы. И они там все плакали, и так там поддерживали, так танцевали… Ойра, краковяк! В Нью-Йорке все это было с мастер-классом и люди не обиделись, дождались нашего концерта и развлекались там вместе.

А правда что с 58-ми концертов, вы сыграли только один из последнего альбома каверов, а все остальное — концерты старинной музыки?

Мария Шарий: Да. Мы ехали представлять свою культуру. Если честно, каверы — это была зацепка, чтобы туда поехать. Первый шаг — это была презентация альбома. А на остальных мы так вставляли 1-2 кавера, чтобы повеселить, такие шуточки. И действительно наша старинная музыка людей очень интересовала. Люди очень активно покупали диски. И говорили: «Это круто! Вы как раз из тех времен, из того места, той культуры, которую мы восстанавливаем». Это было во время фестивалей. И на некоторых фестивалях люди нам говорили, что Вы первая группа, которая исполняет ренессансную музыку на настоящих инструментах.

А что Вы думаете сейчас, сравнивая фестивали в Штатах с нашими?

Дмитрий Сосновский: Мы участвовали в 4-х фестивалях. Кстати, побывав в Америке, мы оценили, что у нас звукооператоры очень хорошие. Поняли то, что ренессансной музыки, которая развивается у нас, в Америке очень мало. Мало аутентичных инструментов. Мы увидели, что на фоне американских музыкантов тоже не плохо выглядим. Поездка в Америку была хорошей в том смысле, что мы преодолели этот наш провинциальный комплекс. Якобы в Америку ты приезжаешь, а там все — «ух!»… Да, в Америке много чего классного, но мы тоже, оказывается, на очень высоком уровне находимся.

«Medieval Classic Rock» – Ваш последний альбом в 2016 году. Интересное решение объединить современные хиты с средневековыми звучанием. Откуда возникла такая идея?

Мария Шарий: Это был эксперимент. Почти два года назад мы выступали на ОНТ и нас попросили что-то такое сыграть. При том, что вполне нам доверились, не прослушивали перед этим. После было очень много просмотров. Люди начали к нам писать письма с вопросами, где можно приобрести альбом, где можно найти наши каверы. Здесь как раз появилось предложение в Америку поехать. И мы решили альбом выпустить. Денег как всегда у нас нет. Спонсоров тоже. Это общая проблема, наверное, всех артистов. И мы решили воспользоваться краудфандингом. Запустили проект на американской платформе и вполне успешно.

В новостях писали, что вместо семи нужных тысяч удалось собрать 30, было ли это для вас неожиданностью?

Дмитрий Сосновский: На самом деле, это не значит, что хотели семь, а получили тридцать. Планировалось семь и семь собралось. Просто мы подумали, что можем и других целей достичь. Можем людям предложить поддержать наш приезд в Америку. Помочь с билетами. Мы получили деньги на конкретные цели: на запись альбома, на его выпуск, на перелет в Америку, на аренду буса и так далее.

А что насчет нового альбома? Что в планах?

Дмитрий Сосновский: Вот сейчас концерт в Гродно сыграли, сделаем маленький перерыв и займемся новым альбомом. Следующий альбом… Если честно, у нас появился один человек, который хочет поддержать нашу идею. Альбом посвящен старинным застольным песням, а этот человек торгует крупными партиями алкоголя. Темы совпали абсолютно.

Вами можно гордиться. 17 лет вместе. Что было самым сложным и что Вы считаете своим главным достижением?

Дмитрий Сосновский: Самому страшно подумать… Главная трудность за эти 17 лет была… Это таким очень разным людям, не похожим один на одного, наделенным разнообразными талантами, людям творческим, удержаться вместе. Теперь это уже не является проблемой, но первых наверное лет 5 это было очень трудно, потому то мы очень трудно сживались. Очень трудно притирались. Именно притирались, ведь музыкальная жизнь — это не концерты. Концерты составляют лишь процентов десять. Но ради этого концерта ты едешь сутки-двое или куда-нибудь летишь. Там ты должен настраиваться, там ты должен жить, а если в автобусе едешь, то живешь одной семьей. И вот эти притирания таких разнообразных людей это было самое трудное. В творчестве легче.

Творчество — это все-таки яма, в которую сбрасываются все таланты, смешиваются и получается… Кто-то занимается у нас поиском старинной музыки. Это я и Илья Кублицкий. Кто-то занимается аранжировками. Мы собираемся вместе, потом это обсуждаем. В творческом плане легче.

В человеческом плане, чтобы разные люди столько лет удержались вместе, занимались работой, а иногда очень напряженной работой. В Америке иногда было пять концертов в день. Это было настолько тяжело, что в конце дня мы просто уже разговаривать не могли. И голоса срывали, поэтому это главное достижение. Главное достижение, что мы сохранили группу «Стары Ольса», хотя несколько раз серьезно стоял вопрос о ее существовании. Ведь нервная и физическая напряженность от активной концертной деятельности приводит к желанию просто отдохнуть.

А чем участники группы занимаются помимо музыки? Или только музыкой?

В нашей группе профессиональных музыкантов, тех, которые занимались и занимаются музыкой профессионально вне группы, трое. У нас ровно половина на половину. Вторая половина — это люди других профессий. Сергей Топчевский он очень удачный и талантливый повар. Александр Чумаков — человек с абсолютным слухом и очень хорошим голосом, он программист. Я по образованию историк, также работаю. У меня своя агентство праздничное. Организовываем праздники в исторических стилях разных эпох. Музыка уже с этого 2017-го года поставила вопрос, что кроме нее мы уже не успеваем заниматься ничем другим. И половина людей поуходили с работы. Кто может держать человека, который приехал, месяц поработал, а потом на месяц уехал? Поэтому ожидалось, что музыка в конце концов захватит нас и у нас будет так много работы, что мы не будем успевать работать где-то еще.

Музыка вас прокормит?

Дмитрий Сосновский: Как только музыкант решит, что его семья может достаточно комфортно существовать, этот участник группы «Стары Ольса» тут же бросает другую работу. И уже трое бросили. Вопрос сложный. Психически мы не готовы и мы не учились никогда проводить такие кардинальные изменения в своей судьбе. Мы боимся этих изменений. Особенно прошлое поколение, наши мамы и папы, не говорю уже о бабушках. Они привыкли держаться определенного места и для них то, что мы делаем это просто безумие. Мы бросаем постоянные работы, на которых проработали много лет и занимаемся, как они говорят, неизвестно чем. «Бродите где-то, играете что-то. И это не серьезно!». Преодолеть этот стереотип, отнестись к музыке серьезно, посчитать ее основной и бросить дополнительную работу — это, оказывается, психически трудный процесс и поступок, но мы идем к этому.

А Ваша группа в черные списки не входила?

Дмитрий Сосновский: Нет. Я могу объяснить почему. Наш первый продюсер Елена Павловна Маковская когда-то сказала: «Ваша задача, ваша цель и миссия, из того, что Вы можете сделать своими талантами — возвращать историческую память. Вам не нужно никуда ходить, со сцены ничего говорить. Восстанавливайте свою музыку и исполняйте, и Вы для своей страны сделаете максимум. Поэтому, пожалуйста, делайте это, чем где-то один раз выпендриться и потом ни на телевидение не попасть, ни на радио, ни концерт организовать». Мы ее послушались и это дало результаты.

Последние лет 10 мы играем, выступаем, ни с кем не ссоримся и не влезаем, слава Богу хватило ума, в политику. Мы занимаемся своим делом — возрождением исторической памяти.

Если смотреть на молодое поколение современной музыкальной сцены Беларуси, видите ли вы преемников?

Дмитрий Сосновский: В нашем стиле много групп, я назвал бы около восьми очень удачных групп в Беларуси. И это радует, ведь когда в этом стиле начинали мы, — никого не было, тогда в 1999-м году. А теперь появились последователи. На сегодняшний момент, зная уровень музыки, которую исполняют эти группы, я бы хотел сказать однозначно: Беларусь на первом месте в Восточной Европе по многим аспектам реставрации старинной музыки.

А какие Ваши ближайшие планы выступлений?

Дмитрий Сосновский: Сейчас 5 недель в Остине. В конце февраля выезжаем и вернемся в апреле, а потом еще раз в августе и вернемся в октябре.

Не тяжело?

Дмитрий Сосновский: Тяжело. Первый раз это было трудно и казалось такой авантюрой. Куда мы летим? Мы не знаем ни кто там, ни что там. Подписав контракт, вживую мы даже не видели с кем подписывали. Это была авантюра. Не знали, что получится. Два человека потеряли работу. Их работодатели не согласились ждать 8 недель сотрудника. Но мы рискнули. Рискнули и остались довольны. Вторая наша поездка, вот сейчас весной, в какой-то степени также является авантюрой. Ведь мы много уже знаем, ко многому приспособились. Но мы не можем предвидеть ни продажи дисков, не можем предугадать, оправдаем ли мы расходы. Перелет, проживание, аренда автобуса. Поэтому еще в финансовом смысле это очередная авантюра. Но мне кажется, следует проявлять такой безумный авантюризм.

Беседовала Павлина Валиш, ИЧ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии