«Это бандитизм на государственном уровне». Родственники арестованных несут передачи на Окрестина

photo

Сегодня родственники и друзья принесли первые передачи на Окрестина, где в изоляторе находятся задержанные 15 марта поcле марша нетунеядцев в Минске.

Около изолятора люди стоят кучками, перекладывают вещи из пакета в пакет, советуются друг с другом, передадут ли то или иное, какие продукты? Спички? Одновременно обсуждают задержания.

 

Папа Марины Дубиной, задержанной на остановке общественного транспорта, от волнения за дочь чуть не плачет. Он приехал сегодня из Бреста, чтобы передать ей вещи, а также встретиться с адвокатом Марины, чтобы писать кассационную жалобу.

«Среди бела дня в стране, которая гордится своим спокойствием, мою дочь на остановке забирают какие-то люди и увозят! Это бандитизм на государственном уровне. В 90-е годы даже бандиты так не поступали».

Алексей Васильевич Дубин — отец задержанной Марины Дубиной.

Задержанная Марина Дубина – юрист. Она хорошо понимает свои права, но там было бессмысленно что-то говорить, доказывать.

Алексей Васильевич рассказывает, что о задержании узнал сначала из Интернета. Потом ему позвонили из Брестской областной управы внутренними делами и спросили «Вы знаете, где ваша дочь?»

«Вы государственные служащие, мы платим налоги на вас, вы должны заботиться о нашей безопасности, а вы берете просто так и хватаете людей?»

Поддерживает отца Марины сотрудник «Облдорстроя» Юрий Иванович. Их коллегу забрали из троллейбуса, в котором он ехал с работы. На суде сказали, что он был с закрытым лицом, нецензурно выражался. В результате – 12 суток.

«Если задерживает сотрудник милиции, то пусть скажет свое имя, скажет, за что задерживает, и пусть задерживает! А тут просто кто-то в штатском бросает людей в машину!»

Оба мужчины соглашаются, что нужно писать жалобы, в высший суд, в Европейской суд, ООН, а также поднимать общественность.

В это время сотрудник изолятора по одному пропускает людей с передачами через КПП. «Не волнуйтесь, всех примем», – вежливо говорит он. И люди возле изолятора свидетельствуют, что действительно, сегодня принимают все и от всех, даже от друзей, несмотря на то, что по регламенту передачи разрешаются только от родственников, если не написать специальное ходатайство. Это – единственный позитивный момент.

Многие здесь явно находятся в напряжении, потерянности.

«Не хочется говорить, и так дни такие стрессовые»

Некоторые из присутствующих отказываются от разговора, так как «и так все понятно, что тут говорить». Другие говорят: «надо что-то менять», но без уточнений.

«Отстой! Можно так сказать?»

Друг задержанной Оксаны Малюковой считает, что белорусы все равно будут молчать, ведь мы молчаливые и терпеливые. О задержании говорит: «Обычная схема. Что делать? Ждать, что делать».
Папа Марины Дубиной будет обжаловать приговор с помощью адвоката. Но на это не у каждого есть возможность, и, главное – знание, что и как надо делать. Правозащитник Анастасия Лойко рассказывает, что при аресте у осужденного есть право подать кассационную жалобу в течение 5 дней.

«Если ты имеешь юридическое образование, ты сам можешь написать, или если есть адвокат. Иначе родные должны знать, что нужно писать жалобу, искать юриста. Это сложная и дорогостоящая процедура. И сама процедура обжалования занимает около месяца, и люди на момент еще рассмотрения кассационной жалобы уже выйдут на свободу. Поэтому сейчас принципиально изменить уже нечего. Мы больше ориентируем людей на поддержку заключенных, на поиск людей, которые будут носить передачи, контакты с родными, наблюдение за теми, кому грозит уголовная ответственность, кого обвиняют в сопротивлении при задержании».

По словам правозащитника, в РОВД и судах 16 марта нарушения были очевидными просто до смешного. ОМОНовцы путались в показаниях, судьи не обращали внимания на это.

«Это была абсолютная формальная процедура. Никак не связанная с правом», – говорит Анастасия Лойко.

Вероника Чигирь/ТП, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии