«Если все будет под Витей, дни Лукашенко сочтены». Продолжение интервью с майором КГБ, который сбежал в Швецию


Майор КГБ Андрей Молчан разоблачил схему контрабанды нефтепродуктов из Беларуси — за это его уволили со спецслужб. Офицер убежал в Стокгольм, где попросил политического убежища, но шведские власти отказали. Теперь ему грозит депортация в Беларусь и тюремный срок за разглашение государственных секретов.

Как КГБ преследует активистов оппозиции и как относится к своим сотрудникам? Кто может стать конкурентом Лукашенко и почему КГБ обеспечивает «элегантную победу» на каждых выборах? Ранее Молчан уже рассказал нам подробности контрабандной схемы, а ответы на эти вопросы — во второй части эксклюзивного интервью «Белсату».

О компании Чижа и пустой вагон

— Продолжая тему контрабанды следует отметить, что участие российского поставщика необязательно, позднее схему с растворителями освоила и подконтрольная Чижу компания — ООО «Белнефтегаз». Те же манипуляции можно провернуть с белорусским бензином. Так, на заводе «Полимир» производят растворители, которые идут в Прибалтику. «Белнефтегаз» поставлял их в Латвию на терминал «Вентспилс». В 2008 году во время таможенного контроля и досмотра выяснилось, что один из опломбированных вагонов был не только пуст, но даже сухой внутри. По накладным и всем документам, там перевозили около 50 тысяч килограммов технического растворителя. Материал проверки был направлен в отдел расследований Полоцкой таможни, оттуда — в Витебскую таможню и после попал в наше поле зрения. Но, разумеется, близко к компании Чижа мне никто не дал подойти. После этой истории стало уже совершенно ясно: остановить контрабанду законными методами невозможно. Суды всех инстанций ее оправдают. Нет смысла бороться.

Материалы проверки ООО «Белнефтегаз», которые Полоцкая таможня направила в Витебскую

Об отношении к своим: «Для КГБ люди — это мусор»

— Я понял, что отношение к своим сотрудникам в руководство КГБ такое: «я — начальник, ты — дурак». Когда расследование контрабанды начали сворачивать, все вокруг говорили, что не имеют к этому делу отношения, а я, согласно руководству Витебского КГБ, чуть ли не враг белорусской экономики. Конкретно прессовал заместитель начальника управления по Витебской области Отрощенков, который курировал сферу борьбы с коррупцией. Позже его перевели на аналогичную должность в Минск, а у нас это означает повышение. Система КГБ работает так, что исполнитель всегда с краю. В любой момент от тебя отворачиваются, тобой прикрываются, из тебя делают «козла отпущения». Для КГБ люди — это мусор.

Копия военного билета Молчана с записью об увольнении из КГБ 

Об Лукашенко — отце и сыне: «Отступать некуда»

— Лукашенко — не Ельцин, отступать ему некуда. Своего сына Виктора в качестве преемника он не рассматривает. Виктор — серый кардинал, личность не публичная, не разрекламированная. В семье постоянно идет война. Виктор возглавил молодую команду и выступил против старой команды во главе с Шейманом, начал продвигать свои интересы. Противостояние в любой момент могло по-разному повернуться. Кто стоит за отставками министров, директоров крупных заводов? Идет конфронтация. Виктор для Лукашенко — не повод отказываться от Шеймана. Хотя сейчас Шейман и мелкий порученец, но свою преданность он доказывал десятилетиями, рот не раскрывал никогда. Пусть и руки у него в крови. Лукашенко знает, что Шейман не выстрелит в спину, а Виктор подсиживает, подсиживает потихоньку. На самом деле, чтобы сместить Лукашенко, стоит «подмять» под себя силовой блок, что Виктором фактически сделано. Поэтому пока на открытую конфронтацию с «молодыми волками» Лукашенко-старший не идет, так как результат предсказуем: посредством открытого конфликта наступит его смещение с поста президента. Но если все будет под Витей, его дни тоже сочтены.

О противостоянии силовиков: «КГБ стало причиной отставки экс-главы МВД Наумова»

— В стремлении отстранить Наумова от руководства Министерством внутренних дел, люди Виктора Лукашенко давили на его подчиненных, посыпались обвинения, например, в коррупции в отношении высокопоставленных чиновников из МВД. Конечно, КГБ стало причиной этого. Информацию на Наумова и окружение собирали долго и реализовали сразу, чтобы удар был сильным. И так произошло много с кем — если человек открывает рот, будут приложены все усилия, чтобы этот рот закрыть.

О председателе КГБ Валерии Вакульчике:

— Когда я работал в КГБ, Вакульчик был председателем Оперативно-аналитического центра (ОАЦ). Знаете, ничего хорошо я о нем не слышал. Человек этот очень мстительный, чрезвычайно. У человека проблемы с психикой, говорят, что он перенес психическое заболевание и его хотели комиссовать со службы по состоянию здоровья. Но он показал себя нужным — человек всегда готов выполнить все, что ему скажут. После Мацкевича руководителей КГБ назначают по такому критерию. Раньше, до работы в ОАЦ, Вакульчик уже был в КГБ и ушел с конфликтом, а когда вернулся на нынешнюю должность — уволил бывших оппонентов. Он имеет непосредственное отношение к Пограничному комитету и часть своих «молодых волков» привел оттуда, что и помогло укрепить позиции. Однозначно, «молодые волки» победили.

О преследовании активистов: «Приказ — нейтрализовать»

— Подготовка к выборам-2010 началась за месяцев шесть. В мае 2010 года руководство приказало мне и еще четырем офицерам Витебского КГБ «физически нейтрализовать» одного из активистов оппозиции (редакции известное имя активиста, но мы не называем его согласно принципам этики — К.А). Речи об убийстве, конечно же, не велось. Надо было просто избить, маскировка под обычный криминал, сделать инсценировку нападения хулиганов. Я не мог выполнить такой приказ. Правда, не отказался резко, а просто начал затягивать исполнение. Начальник буквально кричал от злости. Параллельно я расследовал контрабанду, все совпало и меня уволили. Что касается преследования оппозиции, то, безусловно, все телефоны прослушиваются, изучается переписка, исследуется семья человека, его слабые места, на которые при необходимости можно нажать. Наружное наблюдение за объектом входит в обязанности секретного аппарата КГБ, они следят и передают информацию. Среди угроз самая распространенная — уголовное преследование.

О выборах: «Если мы проиграем выборы, здесь не будет работать никто из нас»

— Во время выборов становится неважно, в каком отделе ты работаешь. Подготовка к выборам президента автоматически входит в задачу всех сотрудников КГБ, исключений нет. Знаете, как говорило руководство? «Если мы проиграем выборы, здесь не будет работать никто из нас». Именно «мы» проигрываем. То есть, кроме государственных структур, за победами Лукашенко стоит КГБ.

О страхе

— Да, я боюсь преследования за то, что сделал публичными определенные документы. Согласно условиям контракта, выдавать содержание оперативных материалов категорически запрещено, даже после увольнения из органов. Дать вам интервью я решил только потому, что теперь мне грозит депортация в Беларусь. Согласно местной спецслужбы, я представляю угрозу для Швеции. А на родине белорусский суд «примет взвешенное справедливое решение». Естественно, окажусь в тюрьме.

Читайте также: «Лукашенко определил: лучше всего экспортируют контрабандисты», — интервью с офицером КГБ, сбежавшим в Стокгольм

Екатерина Андреева/ИЧ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии