Эксперты: «Дедовщина» в белорусской армии — повод снимать министра обороны?


Около 4500 подписей собрала онлайн-петиция с требованием отставки министра обороны Андрея Равкова. Имеет ли смысл такой шаг общественности, и переживает ли белорусская армия новый взлет «дедовщины» — рассказали эксперты по безопасности журналист Александр Алесин и полковник пограничной службы в отставке Леонид Спаткай.

Алесин: «Нужна перестройка всей воспитательной работы»

Общественная кампания развернулась в связи с ужасным случаем в одной из воинских частей в Печах, где в подвале нашли повешенным 21-летнего Александра Коржича. Семья и друзья уверены, что он стал жертвой дедовщины.

Военный обозреватель газеты «Белорусы и рынок» Александр Алесин считает, что возможное убийство — симптом системного кризиса.

Александр Алесин

«Эта информация очень тревожная, так как это вторая смерть за последние месяцы, и самое печальное, что это происходит в учебном подразделении. Похоже, что там надо чистить все. Нужна перестройка всей воспитательной работы», — считает эксперт.

По мнению Александра Алесина, досадное явление жесткой травли новобранцев солдатами старших призывов — названное «дедовщиной» еще в советской армии — может переживать сейчас определенный ренесанс.

«Мне кажется, что когда министром был Мальцев, эта проблема сошла на нет. Он командовал учебной дивизией еще при СССР, и эту проблему знал», — говорит журналист.

Проблему «дедовщины» надо решать системно, считает Алесин — правильно было бы, чтобы ей занялся и президент А.Лукашенко как Главнокомандующий, и Совет безопасности.

Спаткай: «Это не система»

Как считает Леонид Спаткай, трагедия с Александром Коржичем не является проявлением какой-то общей тенденции в Вооруженных Силах.

«Эти случаи довольно редкие, и они очень тщательно исследуются. Чтобы делать какие-то выводы, нужно знать морально-психологическую ситуацию в конкретном подразделении. Почему солдаты оказались без контроля, в какое время суток это произошло? В целом, насколько я знаю, это не система», – считает офицер.

Леонид Спаткай

Он замечает, что в случае эпидемии «дедовщины» в белорусской армии мы бы имели дело с трагическими случаями во всех воинских частях, однако как правило это именно так называемые «учебки», где молодых солдат много, а офицеров может не хватать. В результате трудно контролировать отношения между солдатами разных призывов.

«Это печальные исключительные случаи, которые, к сожалению, имеют место, прежде всего там, где солдаты недостаточно загружены реальной боевой подготовкой. Например, в пограничных войсках у солдата почти нет свободного времени, и ему в голову не приходит прижимать сослуживцев. Другое дело — учебки, куда приходят молодые солдаты, сержант, который на полгода старше, но уже считает себя «дедом» каким-то», — отмечает Леонид Спаткай.

Министра в отставку?

Требовать снимать министра обороны Равкова нелепо без изучения непосредственных причин гибели Александра Коржича, считают аналитики.

Александр Коржич

«Гибель каждого человека — это трагедия, но я не воспринимаю эту петицию и ее цель. Прежде всего должен отвечать командир этой части, который несет полную ответственность за состояние части. Абсолютно нет логики требовать снять министра. Вешались солдаты и при Козловском. Тогда таких случаев было гораздо больше», — замечает Леонид Спаткай.

Павел Козловский — первый министр обороны Республики Беларусь. Занимал эту должность в 1992-1994 годах. Эксперт считает, что трагические случаи будут и при следующем министре, даже если настоящего снимут. Ответственность должны прежде всего нести непосредственные командиры погибшего солдата.

«Если, например, офицер не знает, как того требует устав, моральные качества подчиненных. Если он не знает, какие группы находятся в его подразделении — такому офицеру не место в армии. Тогда он просто тупо ходит на службу, отбывает повинность, а не занимается прямым своим делом», — говорит офицер.

Министр обороны Беларуси Андрей Равков. Фото: dosaaf-borisov.by

Петиция полезна как средство привлечения внимания к проблеме, отмечает Александр Алесин. Однако требование отставки министра — не решение проблемы.

«Нужна перестройка целой системы. Петиция — наиболее острая форма, я думаю, она нужна, так как привлекает внимание общественности к проблеме. Но ответить должны прежде всего конкретные виновные, спешить здесь не стоит. Нужно провести следствие, подробно проинформировать общество о его результатах, провести открытый судебный процесс», — говорит эксперт.

Офицерская проблема?

Аналитики обратили внимание на качество подготовки, набора и на условия работы белорусских офицеров в связи с проблемой травли младших призывников.

«Это событие говорит о том, что работа командиров стоит на очень низком уровне. Думаю, нужно прочистить все руководство учебного центра в Печах», — сказал Александр Алесин.

«Я уверен, что все произошло на фоне отсутствия боевой подготовки. Скорее всего, там и недокомплект младших офицеров, а может и прапорщиков, людей на уровне командира взвода, заместителя командира взвода», — считает Леонид Спаткай.

Скульптура «Выпускник-лейтенант» возле Военной академии

Общественный контроль в армии, по его мнению, должен скорее заниматься контролем качества отбора кандидатов в военные училища, их распределением и обеспечением.

«Чтобы лейтенант не думал, как бы ему скорее барщину отбыть и убежать на гражданскую жизнь. Чтобы у него было желание полноценно служить, потому что он знает, что ему гарантирована квартира, трудоустройство жены, места для детей в школе (в отдаленном гарнизоне), что он не сделал худший выбор, чем его сверстники, которые остались гражданскими», — добавил полковник в отставке.

Некомплект офицеров, высокие нагрузки не добавляют популярности офицерской службе, снижают мотивацию, в результате чего падает качество абитуриентов и выпускников военных училищ, да и сами офицеры часто «перегорают», относятся к службе менее ответственно.

Болезнь всего общества?

Все белорусское общество получает через русскоязычный телевизор и интернет инфекцию уголовной субкультуры, считает Александр Алесин.

«Человек не рождается в армии. И плохое, и хорошее человек приносит в армию со штатской жизни. «Дедовщина» свидетельствует и о проблеме воспитания в школе, и о проблемах патриотического воспитания в целом. Армия должна этим явлениям активно противостоять, но полностью исправить их не может», — говорит эксперт.

Лицо российского полукриминального шансона в Беларуси.

«Самое печальное, что будет еще меньше желающих служить. Это внутренняя напасть, которая может изнутри уничтожить нашу армию. Эта опасность больше, чем опасность со стороны любого агрессора», — говорит журналист.

Виноват призыв?

В белорусском или, скорее, постсоветском интернете широко распространено мнение, что проблема «дедовщины» в первую очередь свойственна призывным армиям, и что ликвидировать ее можно, прежде всего, с помощью отказа от призыва.

«Это не совсем так, во многих волонтерских армиях также существуют неуставные отношения, это отражение отношений в обществе, существования молодежных и уголовных субкультур. Разве что призывные армии больше связаны с гражданским обществом — именно поэтому они могут быть более больны общими болезнями всего общества», — считает Александр Алесин.

Постановочное фото из статьи о неуставных отношениях в американской армии. Фото: официальный сайт Сухопутных войск США

«В Америке, где волонтерская армия, тоже есть »дедовщина«, ее порождают объективные обстоятельства — разница в осведомленности чиновников, индивидуальные недостатки характера, интеллекта или воспитания. Мало что изменится от перехода на добровольный принцип комплектования», — говорит Леонид Спаткай.

Александр Гелогаев, АХ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии