Эксперт о БелАЭС: Даже падение с высоты 30 см могло вызвать деформацию корпуса


Пра тое, што адбываецца на будаўнічай пляцоўцы ў Астраўцы, беларусы даведваюцца з чутак, якія ўлады пацвярджаюць са спазненнем у некалькі тыдняў.

Таким мнением поделился физик-ядерщик Андрей Ожаровский.

25 июля координатор кампании «Островецкая атомная – это преступление!» Николай Уласевич написал в фейсбуке, что 10 июля во время попытки установить реактор в реакторное отделение АЭС его корпус рухнул на землю.

По словам Уласевича, высота падения составила от 2 до 4 метров. Факт обрушения ему подтвердили не менее 10 независимых источников.

«Атомстройэкспорт», подразделение госкорпорации «Росатом» и генподрядчик строительства БелАЭС, заявил, что происшествия с повреждением корпуса не было, конструкция находится за пределами реакторного отделения, и технических препятствий для ее установки на штатное место нет.

В Министерстве энергетики Беларуси сначала слухи не комментировали, а потом подтвердили факт нештатной ситуации. Заказчик проекта РУП «Белорусская АЭС» затребовал у генподрядчика все документы и сведения по инциденту. Что делать дальше, белорусская сторона решит, изучив данные от «Атомстройэкспорта».

Из комментария Минэнерго ясна только одна деталь случившегося, что «нештатная ситуация» произошла на площадке хранения корпуса реактора «при проведении такелажных работ по его перемещению в горизонтальной плоскости». В чем заключалась эта «нештатная ситуация», не объясняется.

Эксперты в сфере энергетики предполагают, что корпус реактора (он имеет форму цилиндра) поднимали в горизонтальном положении и он сорвался с креплений.

Жители Островца в разговоре со съемочной группой «Белсата» говорят, что «не выдержал кран».

«Это конструкция весом 334 тонны, и по земле ее двигать никто бы не стал, потому что фланцы на корпусе торчат наружу и могут цепляться за какие-то препятствия и повреждаться. Скорее всего, его приподнимали, пытаясь перевести в предмонтажное состояние, — рассуждает в разговоре с TUT.BY бывший депутат Верховного Совета 13-го созыва Марат Афанасьев, много лет проработавший в энергетической сфере, в том числе в должности замглавного энергетика Беларускага металургічнага заводу.

Афанасьев считает, что причиной «нештатной ситуации» стала ошибка строителей. Установка такого крупногабаритного объекта, как корпус ядерного реактора, требует детального проекта производства работ, а кран и тросы, с помощью которых его перемещают, должны проходить испытания на грузоподъемность.

По мнению участника Белорусской антиядерной кампании (Москва), инженера-физика Андрея Ожаровского, высота, с которой мог упасть корпус реактора, не имеет большого значения.

«Из-за огромной массы конструкции энергия деформации при ударе тоже огромная, поэтому и следует ожидать повреждений. Даже падение с высоты 30 см могло вызвать деформацию корпуса и ухудшить прочностные свойства металла и сварных швов, – говорит Ожаровский в разговоре с Ольгой Карелиной.

«Когда прошлым летом на строительстве ЛАЭС-2 в России произошло ЧП – уронили внутриреакторный 70-тонный блок защитных труб, – было решено не ремонтировать поврежденное оборудование, а изготовить новое.».

Если при подъеме корпус стукнулся, то его действительно дальше устанавливать нельзя, – согласен Марат Афанасьев. – «Ни один здравомыслящий человек на себя не возьмет такую ответственность. Надо заново все проверять».

На заводе, где был изготовлен корпус реактора, каждый сварной шов должны были проверить на целостность, зафиксировав это в специальном акте. После падения с высоты швы нужно проверять заново. Лучше всего с этим справятся представители завода-изготовителя, считает Афанасьев. Имея на руках документы предыдущей проверки, они смогут оценить, насколько изменилось состояние швов после инцидента, и, если нужно, дать рекомендации по ремонту.

АЭС в Островце будет состоять из двух энергоблоков суммарной мощностью до 2400 МВт. Сейчас «Атоммаш» делает второй реактор. Планируется, что он будет готов в октябре 2016 года.

Стоит добавить, что нынешний случай на БелАЭС – не первый в этом году. В середине апреля из-за спешки по приказу руководства рабочие залили слишком много бетона, конструкция не выдержала и в результате обрушились стойки будущего здания ядерного обслуживания.

5 мая МИД Литвы вручил белорусскому послу ноту с требованием объяснить случившееся.

На следующий день стало известно, что Беларусь прислала Литве отчет по АЭС, но литовская сторона заявила, что понять ее было трудно: она была переведена через «Google Translate».

ДД, belsat.eu

Теги: 
Смотрите также
Комментарии