Деградация в армии и милиции. Что уничтожает белорусских силовиков?


Белорусская армия и специальные службы переживают тяжелый кризис, думает руководитель проекта Belarus Security Blog Андрей Паротников. На ежегодной конференции памяти министра обороны БНР генерала Киприана Кондратовича был озвучен анализ положения дел в белорусских силовых органов.

В мероприятии, которое в четвертый раз проводит белорусский портал «Belarus Security Blog», участвовали также эксперты из Украины, Польши, Молдовы и России.

Кадровый упадок

Даже тот, кто с энтузиазмом идет служить в армию, с мотивацией, сталкиваясь с реалиями и условиями службы, задумывается, насколько высокие слова военных и гражданских членов правительства о службе Родине соответствуют правде.

«С 2011 по 2015 год из армии после первого контракта увольнялись 49% молодых офицеров. Сейчас это количество уменьшилось, но не стоит заниматься самообманом – экономический кризис в стране, людям часто просто некуда уходить», рассказал в докладе Андрей Паротников.

В 2017 году из 55 выпускников Суворовского военного училища в Военную академию пошли только 7. Из более чем 500 выпускников кадетских училищ – только 59. То же происходит с выпускниками подшефных классов и средних учебных заведений Министерства внутренних дел и Пограничного комитета.

«Казалось бы молодежь, которая наиболее мотивирована для избрания военной карьере, они, после контактов с армией на практике, не хотят туда идти. По какой причине это происходит?», – говорит эксперт.

Плохое финансирование

Сама система неспособна нормально организовать службу, не соответствует современным требованиям. При этом, хотя в риторике властей очень много об обороне и безопасности, но на самом деле государственный бюджет отдает на национальную безопасность довольно низкий процент средств.

«В среднем 75% средств бюджета идут на содержание личного состава. То есть на все остальное – боевую подготовку, исследования, развитие инфраструктуры, покупку техники – остаются эти 25%», – говорит Паротников.

Белорусские курсантыЕсть также какое-то финансирование из внебюджетных источников, объем точно неизвестен, однако в любом случае его не хватает для покрытия тех провалов, которые были за последние 2-3 года.

«Силовые структуры никогда не были приоритетом властей. Им давали ровно столько, чтобы они выполняли свои функции и радовали глаз. На более принципиальные изменения ресурсов не было»,

Есть также некое финансирование из внебюджетных источников, объем точно неизвестен, однако в любом случае его не хватает для покрытия тех провалов, которые были за последние 2-3 года.

«Силовые структуры никогда не были приоритетом властей. Им давали ровно столько, чтобы они выполняли свои функции и радовали глаз. На более принципиальные изменения ресурсов не было», – говорит Паротников.

Гниющая система

Проблема белорусских силовых структур – их закрытость от общества. Человеку трудно доверять тому, что он не понимает.

«Закрытость с одной стороны упрощает жизнь руководству, а с другой скрывает от общества явные негативные тенденции. Таким образом это означает продолжение гниения системы. А то, что силовая система Беларуси гниет, об этом свидетельствует ряд опубликованных косвенных данных», – рассказывает руководитель проекта Belarus Security Blog.

Фото – mil.by

Из-за низких зарплат, плохих условий службы и хамского отношения к людям в белорусские силовые органы часто не идут образованные и способные люди.

Читайте также:

«Если кто-то видел приказ Министерства образования на 2018 год о проходных баллах там проходным, например, признается 6 баллов из 100 возможных для вузов силовых структур. Условно говоря, на факультет противовоздушной обороны, где нужны физика и математика, может поступить человек, который с трудом знает таблицу умножения».

От алкоголизма до торговли наркотиками

В результате падения качестве офицеров, в результате снижения уровня образования падает и уважение к законам со стороны силовиков. Это касается всех силовых структур, хотя некоторые это скрывают лучше.

«Лукашенко хвалит Внутренние войска, однако забывает, что последние лет пять борьба с алкоголизмом, борьба с потреблением наркотиков и неуставные отношения неотъемлемая часть всех военных нарядов Внутренних войск», отмечает Паротников.

«Количество нарушений законности в органах МВД чрезмерное», цитирует эксперт слова министра Министерства внутренних дел Игоря Шуневича с совещания с главой государства.

Концерт на 100 лет КГБ

Информации о спецслужбах меньше из-за их специфики, но она есть.

«Декабрь 2014 года «порадовал» нас очень странным делом о распространении особо опасных психотропных веществ. Среди 14 задержанных был один, как сказано, бывший сотрудник МВД и два бывших, как я понимаю, они стали бывшими в момент задержания, сотрудника КГБ… На момент задержания как минимум 10 человек при этом находились на государственной службе. Правда, после этого дело исчезло из прессы. Хотя, казалось бы, власть заинтересована показать свой успех в борьбе за законность», – рассказывает Паротников.

«Чудеса, конечно, были разные. Однако чтобы торговали наркотиками да еще создавали сеть распространения – такого не было никогда. Такие косвенные доказательства показывают картину деградации всей системы в целом».

Будет не лучше, чем в Украине?

Те меры, которые применяются сейчас внутри силовых органов – «укрепление дисциплины», «улучшить и углубить идеологическую работу», «методички о здоровом образе жизни» – уже не действуют, считает эксперт.

«Система должна кардинально меняться, а внутреннего потенциала для этого у нее не видно. Наоборот, видно желание закрыться еще больше, скрывать свои недостатки. Кадровый кризис настолько глубокий, что людей, которые могли бы изменить ситуацию, остается все меньше», – сказал Паротников.

Российские солдаты без опознавательных знаков во время аннексии Крыма в 2014 году. Фото wikimedia.org

Неспособность прокуратуры и органов военной контрразведки отслеживать ситуацию в силовых органах, что заканчивается коррупцией, преступностью среди силовиков, смертью и пытками солдат из-за дедовщины – это очень серьезные вещи, которые ставят вопрос о возможностях белорусской системы национальной безопасности.

«Насколько, в принципе, в условиях региональной турбулентности белорусский сектор безопасности будет в состоянии выдержать внешний удар? Мы очень любим говорить, что у нас не будет так, как в Украине. Конечно, у нас не будет так, потому что другие условия. Но это не значит, что у нас было бы лучше в подобной ситуации», – заключил Паротников.

Александр Гелогаев, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии