Бил солдат, после самого били в КГБ. Второй день допроса обвиняемых по делу Коржича


В суде по делу о смерти солдата Александра Коржича уже второй день продолжается допрос обвиняемых. Сержант Евгений Барановский отказался от части показаний, которые дал на предварительном следствии, заявив, что работники КГБ оказывали на него физическое и психологическое давление.

Сержант Барановский был командиром отделения, в котором служил Александр Коржич. Барановский признает, что в Печах имели место неуставные отношения. Так сержанты систематически били рядовых и ругались на них матом за то, что те «косячили» – то есть делали что-то не так по службе.

«Бил за плохое исполнение приказов, потому что другие методы не действовали. Тогда они начинали слушать», – признался он.

По словам Барановского, били они солдат не сильно, синяков обычно не оставалось. Кроме того, «духов» заставляли отжиматься после отбоя, в том числе в противогазах. Если кто-то отказывался отжиматься – его тоже могли избить. Еще один вид наказания – специально испачкать стены туалета кремом для обуви, а потом заставить солдата все вымыть.

Поборы с солдат

Сержанты регулярно получали от солдат деньги. Согласно уставу, пользоваться мобильниками разрешалось только в воскресенье после обеда, хранились телефоны у дежурного офицера в сейфе (этот порядок после трагедии в Печах изменился – belsat.eu). Если у солдат замечали мобильники в неразрешенное время, то сержанты должны были забирать их и сообщать об этом офицерам. Однако на практике сержанты преобразовали эту норму военного статуса в возможность заработать. За право взять обычный телефон в неразрешенное время «деды» брали с «духов» 20 рублей, за телефон с выходом в интернет – 40 рублей. Причем, по показаниям Барановского, солдаты якобы первые стали предлагать сержантам деньги за подобные услуги. «Деды» и сами пользовались телефонами «духов» – так мобильник Коржича был у Барановского, он вставил туда свою сим-карту. Дважды Барановский брал с Коржича по 20 рублей за возможность позвонить.

Кроме того, солдаты ежедневно покупали за свои деньги сержантам продукты – без этой «благодарности» рядовых просто не отпускали в магазин. Сержанты в свою очередь делились продуктами с младшими офицерами.

Хотя Барановский признает факт неуставных отношений в Печах, он считает, что его действия не могли привести к самоубийству Александра Коржича. Никакого особого давления на Коржича якобы не было, а его личные отношения с солдатом Барановским характеризует как «товарищеские».

Александр Коржич. Фото – ВК

Сержантская «крыша»

По словам Барановского, однажды Коржич в личной беседе пожаловался, что его обижают в части и предложил деньги за то, чтобы его никто трогал. Коржич рассказал, что у него конфликт с сержантом Антоном Вяжевичем (один из обвиняемых по этому делу), тот требует от него денег. Барановский согласился разобраться в ситуации. Однако «крышей» он оказался ненадежной – Вяжевич заявил, что Коржич должен ему 5 рублей и просто «послал» Барановского. В ходе предварительного следствия Барановский признавался, что взял за такую ​​«защиту» с Коржича 20 рублей, однако на суде он заявил, что в этом случае ничего от солдата не получал.

Евгений Барановский вообще отказался от части показаний, которые давал на предварительном следствии. По словам сержанта, его заставили давать ложные показания работники КГБ, которые били его и оказывали психологическое давление. Часть показаний он якобы дал прямо под диктовку КГБэшников.

«Я «поплыл», испугался»

Соответствующие заявления Барановский делал еще на предварительном следствии, однако тогда эта информация фактически была проигнорирована. Сегодня на суде прокурор зачитал показания Барановского об обстоятельствах давления на себя. Так на допросе в КГБ 21 октября с ним сначала осторожно разговаривал подполковник госбезопасности Пенза (имя он не помнит), но потом офицер вышел, и в комнату зашли два человека в штатском. Они взяли его за грудки и начали трясти так, что он почувствовал боль в спине.

«Физическое воздействие сопровождалось психологическим: работники КГБ ругались, кричали, что из-за меня солдат погиб, говорили чтобы я сознался. Это продолжалось 5-10 минут. Я «поплыл», испугался», – отмечал Барановский.

По словам Барановского, КГБшники хотели, чтобы сержант признался, что незадолго до трагедии он вымогал с Коржича 20 рублей за право лежать в больнице. Однако на суде он утверждал, что деньги у Коржича не требовал, а просто договорился, что тот ему одолжит. Также Барановский заявил, что они с подсудимым Егором Скуратовичем не делили между собой деньги, которые получали от «духов» за право пользоваться мобильниками.

Здание КГБ в Минске

На предварительном следствии Барановский рассказывал, что когда Александр Коржич только пришел в армию, он интересовался службой, но потом «заперся у себя», стал часто жаловаться на здоровье. По протоколам допроса, самого Коржича он назвал «нытиком», который всегда чем-то был недоволен.

Мать погибшего солдата Светлана Коржич заявила на суде, что Барановский систематически лжет в своих показаниях, чтобы себя выгородить.

  • 21-летнего солдата Александра Коржича 3 октября 2017 года обнаружили повешенным в подвале на территории воинской части в Печах. Труп Коржича нашли только на 7-й день после смерти – со связанными шнуром ногами и надетой на голову майкой. По словам родственников и друзей Александра, парень стал жертвой дедовщины: у него вымогали деньги, его били, над ним издевались и в результате убили, а потом имитировали самоубийство.
  • Сначала в Минобороны утверждали, что Коржич погиб в результате суицида, а Следственный комитет отметил, что признаков криминального характера смерти солдата не наблюдается. Но потом позиция СК изменилась: следователи возбудили ряд уголовных дел в отношении военнослужащих за дедовщину и бездействие власти, повлекшее тяжкие последствия.
  • Наконец, 19 апреля, Следственный комитет объявил, что следствие по делу завершено, и версия убийства не подтвердилась. По СК, Коржича не убили, но довели до самоубийства, и виноваты в этом три сержанта из третьей учебной танковой роты 72-го объединенного учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов. Родственники солдата с выводами следствия не согласны.
  • Суд по делу начался 8 августа. Сержантов Евгения Барановского, Егора Скуратовича и Антона Вяжевича обвиняют по ч. 1 и 2 ст. 430 ( «получение взятки»), а также по ч. 3 ст. 455 (злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти) Уголовного кодекса Беларуси.

ИИ/ТП, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии