Александр Федута: Начес вам на голову, коллеги!

Мнение

С воистину мазохистским наслаждением слежу за дискуссией, которую ведут в интернете сторонники и противники права публики издеваться над провинциальными делегатками съезда «Белой Руси». Всех захлестнуло и понесло куда-то на волнах откровенного говна.

О чем спорите? О «номенклатурной моде»? То есть, в тот момент, когда лицом власти была вполне так себе модная и современная Наталья Петкевич, никого и ничто не напрягало? И когнитивного диссонанса не
возникло?

Мне рассказывали, как госпожа Петкевич, «дыша духами и туманами», как писал Александр Блок, проводила совещание партхозактива накануне выборов 2006 года. В Гомельской области. Там ей собрали вице-мэрш по идеологии и соцкультбыту. Тех самых. С начесами.

Верховная идеологиня вышла на трибуну и, задумчиво глядя в темноту зала, якобы начала:
– Я тут недавно плавала в бассейне, и мне в голову пришла мысль…

Ничего не поделаешь. Бывает. В Минске она могла себе позволить и плавать в бассейнах, и мысли рожать прямо в ионизированную воду. А зал сидел и слушал. У этих женщин ведь другие проблемы были. Они пришли послушать, как им с Милинкевичем поступать – если единый кандидат к ним в район приедет. Что с местными активистами делать. Как государственную прессу отстраивать. А она им – про бассейн и одинокую мысль.

Коллеги, если начесы провинциальных дам – главное, что раздражает вас во власти, то вы вполне заслужили эту власть. И ужритесь начесами! Чтоб вам всем всю жизнь о них писать, раз уж они вас так волнуют. Получите удовлетворение. Только вот о чем подумайте.

Из изображений вполне приличных и порядочных людей в оппозиции и интеллигенции можно сформировать свору, увидев которую в страшном сне человек спятит, подумав, что ему предлагают выпить кровушки в компании с упырями. О собственной внешности молчу. И обсуждать вопрос «публичный – непубличный»; не собираюсь. Ограничитель должен быть внутри нас. Есть он – хорошо. Нет его – все мы суки и по-сучьи себя ведем. Но ограничитель должен быть.

У женщины – прекрасные длинные волосы. Она ими гордится. Это ее право. Ей постричься коротко в соответствии с представлениями о прекрасном мальчика из столичной газеты? Да пусть уср*тся этот мальчик. Это ее право – носить длинные волосы и укладывать их так, как ей хочется. Пусть мальчик подойдет к зеркалу и посмотрит на себя. Пусть он повнимательней оглядится на митингах и увидит, как выглядят наши пожилые активистки в момент, когда провозглашают лозунги – тогда меньше квакать будет. Но редактор оппозиционного сайта или газеты с митинга возьмет снимок с очаровательным ребенком, который держит флажок в руках, и все будут умиляться. А со съезда правящей недопартии – кадр с
женщиной в прическе, которая ему не нравится – и все будут радостно тыкать пальцами и ржать. И если вы будете меня уверять, что оно происходит по-другому, то позвольте вам не поверить.

Покойный Игорь Герменчук демонстрировал, что в борьбе с политическим оппонентом любой кадр хорош. Но публиковал он снимки действительно эксклюзивные. Возьмите те, которые принесли славу Сергею
Грицу или Василию Федосенко. У них премьер, президент, глава парламента, исполнительный секретарь СНГ, высший генералитет выглядели теми, кем были на самом деле. А тут… Нет борьбы с теми, кто способен ответить и кто по-настоящему силен. Нет эксклюзива. Есть желание наср*ть на начес провинциальной чиновницы и повизгивание в интернете тех, кто не заметил, как борьбу подменили детским срачем.

Простите за хамство. Заслужили.

*Орфография и пунктуация автора сохранены

**Точки зрения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции

Смотрите также
Комментарии