Кнігу Харукі Муракамі пераклалі на расейскую з выкарыстаннем трасянкі


Расейскі перакладчык, каб перадаць у тэксце канайскі дыялект японскай мовы, на якой размаўляе адзін з герояў твору, выкарыстаў трасянку.

Зборнік апавяданняў Харукі Муракамі «Мужчыны без жанчын» выйшаў у кастрычніку ў расейскім выдавецтве «Эксмо». Галоўныя героі кнігі – мужчыны, якіх па самых розных абставінах пакінулі жанчыны.

З дазволу выдавецтва «Медуза» публікуе фрагмент апавядання «Yesterday».


Я познакомился с ним, когда подрабатывал в кафе, что рядом с главными воротами кампуса Васэды. Я работал на кухне, он — официантом. Когда выдавалась свободная минута, мы с ним перекидывались парой-другой слов. Обоим нам было по двадцать, дни рождения — с разницей в какую-то неделю.

— Китару — редкая фамилия , — заметил я, когда мы только познакомились.

— Так, точна. Очань рэдкая, прыкинь, — ответил он.

— В «Лотте» , помнится, был питчер с такой же фамилией.

— Так, но да яго нияким бокам. Але, фамилия рэдкая, можа, якая и радня.

Я учился на втором курсе Литературного факультета Васэды. Он — провалился на экзаменах и ходил в подготовительную школу при универе. И хоть поступал уже дважды, тяги к учебе я в нем не заметил. В свободное время он читал книги, которые вряд ли пригодились бы на экзаменах: «Биография Джими Хендрикса», «Этюды в сёги» (японская настольная логическая игра — прим. ред.) , «Происхождение Вселенной». Говорил, что ездит из дома в Ооте.

— Из дома? — переспросил я. — Я как-то даже не сомневался, что ты из Кансая.

— Не-не, я нарадзиуся и вырас там жа — в Дэнъэн-Цёфу.

Услышав это, я несколько обалдел.

— Тогда почему говоришь на кансайском?

— Вывучыу на вопыте. Сабраушысь з духам.

— В смысле?

— Ну, як бы прылежна вучыуся. Запаминау глаголы, сушчаствительныя, ударэнни. Прымерна так жа, як вучат ангельский ти хранцузский. Некальки разоу ездзиу пракцикавацца у Кансай.

Он меня поразил. Я впервые слышал, чтобы человек выучил кансайский диалект апостериори, на своем личном опыте, как английский или французский. «Кого только в Токио не встретишь! — восторженно подумал я тогда. — Прямо как в „Сансиро“…»

— Я з дзетства быу трасны фанат «Циграу Хансин». Кали яны грали у Токио, хадзиу балеть на стадзион. Але на гасцявой трыбуне дажа у паласатай форме Циграу з такийским говарам няма што рабиць: нихто и слухать не стане. Цябе ни на шаг не падпусцяць да гэтай кампании. Так я поняу, што прыйдзецца вучыць, и старауся як мог. Ох, и намаяуся я з гэтай вучобой!

— И ты пошел на это ради бейсбола? — удивленно спросил я.

— Так, видзишь, як «Цигры» для мяне важныя. З тых пор што дома, што у инстытуце стараюся гаварыць тольки па-кансайску. Ва сне и то гавару па-кансайску, — сказал Китару. — Як мой говар? Пачци идэальны?

— Точно. Будто ты родом оттуда, — сказал я. — Только у тебя диалект не болельщиков «Хансин», а какого-то района Осаки.

— Як ты дагадауся? Падчас летних школьных каникул я гасциу у адной сямъи з раёну Тэнодзи. Цикава правеу врэмя. Аттуда да заапарка — рукой падаць.

— Гостил в семье? — с интересом переспросил я.

— Странный я тып, так? Займайся я такжа увлечонна на падгатавицельнам, не правалиуся бы на экзаменах. Ага?

«Вот именно, — подумал я. — Сперва валять дурака, а затем наверстывать, — как это все-таки по-кансайски!»

— А ты адкуль родам?

— Недалеко от Кобэ, — ответил я.

— Недалёка, гэта дзе?

— Асия, — ответил я.

— Нармальнае мястэчка! Што ж ты сразу не сказау? А то пудрыць мне мазги.

Я объяснил. Меня спросили, откуда родом, вот и ответил. Когда говорю, что родом из Асии, многие считают, что я из зажиточной семьи. Однако в Асии живут не одни толстосумы. Моя семья — совсем не богатая. Отец работал в фармацевтической компании, мать — библиотекарем. Дом маленький, машина — кремовая «Тойота-Королла». Поэтому чтобы у людей не возникало ошибочное предубеждение, когда они спрашивают, откуда я родом, стараюсь отвечать, что «из пригорода Кобэ».

— Вось яно што! Ну, точь-в-точь, як у мяне, — сказал Китару. — Адрэс — у квартале Дэнъен-Цёфу, а жывем на самым яго водшыбе. Дом — не дом, а развалюха. Як-небудзь прыязджай, паглядзиш, яким бывае Дэнъэн-Цёфу. Не паверыш сваим глазам. Але кожны раз парыцца за гэта тожа не дзела. Гэта проста адрас. Таму я, наабарот, з самага пачатку кажу, нарадзиуся и вырас у Дэнъэн-Цёфу. Вроде таго, «як? крута, так?».

Он меня покорил, и мы стали как бы друзьями.

Працяг тут.

ДР belsat.eu

Глядзі таксама
Каментары